Диана Михайлова (diana_mihailova) wrote,
Диана Михайлова
diana_mihailova

Подавленная связь украинского войска: с 2014 по 2017 гг.

Подавленная связь. Часть II Начало см. - Бой за украинскую военную связь: французская Thales против американской Harris

Год 2016
Украина в очередной раз увеличивает расходы на оборону. На нужды армии выделена сумма в пределах 60 млрд. грн. (Или 2,47 млрд. долл.). Однако де-факто все деньги армия, численность которой с начала войны с РФ увеличилась вдвое, тратит на свое содержание. Грубо говоря, проедает. Общее распределение оборонного бюджета для армии выглядел примерно так: 74% средств - на содержание; 6% - на подготовку; 20% - на развитие техники и вооружения. Выделенных финансовых ресурсов для быстрого перевооружения крайне недостаточно. Денег в государственном оборонном заказе, а именно в рамках ГОЗ, по которому закупается новое вооружение и техника для нужд армии, где-то в три раза меньше, чем годовой бюджет самого богатого футбольного клуба - испанского «Реал Мадрид» с его почти 640 млн. долл.

Четко наметилась опасная тенденция. А именно: потребности ВС Украины в исправной технике и вооружении, учитывая значительное количество новосформированных бригад и необходимость формирования резервов, существенно выросли. Однако запасы старой техники практически исчерпаны, как и запасы ключевых запчастей для их ремонта. С другой стороны, новые образцы, даже при достаточных финансовых возможностях, выйдут в массовое и серийное производство в лучшем случае, начиная с 2018-20 гг. При этом признается, что производители систем связи не могут обеспечить серийное производство средств связи в достаточном количестве и с необходимыми техническими характеристиками. То есть в целом риски в провале боевых возможностей армии. И самый сложный период в этом смысле для Украины, если учитывать логику войны, 2017-18 гг. Ведь почему враг должен ждать того времени, когда мы станем сильнее?

На этом фоне в 2016 г. Франция предлагает Украине новое решение. А именно - кредит на сумму более чем 150 млн. евро на закупку военной техники. Перечень образцов техники охватывал закупку систем тактического защищенной связи (комплекты на три бригады), радиостанций и интеркома - как для модернизации бронетехники, так и для оснащения катеров; средств радиоэлектронной борьбы и радиопеленгаторов, работающих как на суше так и на море; систем защиты от радиоуправляемых взрывных устройств; пассивных систем радиотехнического обнаружения целей противника, сухопутных систем дистанционного разминирования; многоцелевых радаров; мощных тепловизионных комплексов разведки и наблюдения; морских комплексов для выявления, классификации и нейтрализации мин.

«Это оборудование в случае поставок за короткий промежуток времени может существенно повысить боевые способности украинской армии, а по некоторым направлениям восполнить пробелы, где сейчас у вас полный ноль», - объяснял потом постфактум представитель одной французской компании. О кредитных финансовых ресурсах для удовлетворения первоочередных потребностей украинской армии с французской стороны было проинформировано руководство СНБОУ, «Укроборонпрома», Генерального штаба ВСУ. Однако внешние кредитные ресурсы для перевооружения украинскую сторону не заинтересовали. Кстати, в 2016 г. и Польша предлагала кредитные ресурсы чрезвычайно льготных для финансирования совместных оборонных проектов - и так же Киев отмолчался.
Пока эта логика игнорирование финансовой помощи не совсем понятна. Тем более, что фактически речь шла про опционное решение, где можно было выбирать самое необходимое. Возможно, со временем от наших чиновников удастся получить объяснение такой бережливости. Но если с таким азартом бегаем за деньгами МВФ, которые при нашей бедности, как объясняется, крайне необходимы для стабилизации экономической ситуации, то почему мы не хотим брать деньги в долг для удовлетворения оборонных потребностей, без удовлетворения которых, по большому счету, мы можем потерять само государство? С деньгами МВФ или без. Может, кто-то на верхушке нашего государства знает нечто большее, и в тех раскладах расходы на перевооружение армии и повышение ее эффективности уже не очень необходимыми? Ну это так, ремарка по ходу ...
Де-факто из всего перечня продукции, который не согласовали с 2014 г. у французской стороны было закуплено несколько беспилотных комплексов поля боя (3 комплекса из предусмотренных 20, почему так - это тоже отдельная тема), системы радиоразведки ТRС 6200, и чрезвычайно актуальные, учитывая полную пустоту в наших арсеналах, системы радиоэлектронной борьбы ТRС 274. Все это - по контрактам, заключенным еще в 2015 г. Однако те же долгожданные комплексы РЭБ ТRС 274 поступили в армию лишь в конце 2016 г. Однако до сих пор продолжается установка зарубежных комплексов РЭБ на наши платформы.

Что касается положения дел со связью в украинской армии, то в конце 2016 г. ситуация выглядела так. В сегменте тактических КВ-радиостанций в Украине закрепился американский Harris, продукцией которого сейчас оснащаются ВДВ и Силы специальных операций. Что касается моря и воздуха, то вопрос является открытым. Вместе с тем, главная борьба началась среди поставщиков УКВ-радиостанций, где, кроме Harris на заказ претендуют производители из Турции и Израиля, а Thales Communication & Security вообще неожиданно оказался на обочине, потому что о тендере по выбору поставщиков УКВ-радиостанций для ВСУ, как утверждают представители Thales, компанию официально не информировали и не пригласили.

Начальник войск связи Вооруженных сил Украины, начальник Главного управления связи и информационных систем Генерального штаба ВС Украины ситуацию на конец 2016 г. публично сформулировал так: «В первый и второй год войны финансирование войск связи составило по 1 млрд. грн. В 2016 г. нам выделили примерно 600 млн. грн., поэтому темпы обеспечения армии средствами связи несколько замедлились. Относительно радиосвязи в УКВ-диапазоне: боевые части ВСУ обеспечены оборудованием компании Motorola примерно на 70%, остальные части - на 30%. При этом в ВДВ и спецназе есть определенное количество радиостанций Harris. Сразу отмечу, что Вооруженные силы Украины требуют для своего оснащение около 100 тыс. радиостанций различных типов. Закупить в достаточном количестве продукцию, например, компании Harris в условиях недостатка средств очень сложно - на переоснащение одной бригады требуется более одного миллиарда гривен.

Для многих война закончилась. Все считают, что идет стадия замороженного конфликта. Снизилось финансирование, как результат - темпы цифровизации армии также снизились».

Год 2017

Первого апреля начальник Генерального штаба Вооруженных сил Украины Виктор Муженко заявил «Без шуток. События последних двух недель свидетельствуют о подготовке России к началу активизации боевых действий на Донбассе».

Однако, каковы возможные сценарии действий за пределами уже традиционных обстрелов из различных систем и калибров в зоне столкновения? Давайте примем во внимание направления технического переоснащение армии РФ за три последних года и новый опыт, полученный российскими подразделениями в войне в Сирии. А именно - с активным применением авиации, и, что не менее важно, новых комплексов радиоэлектронной борьбы. Упрощенно: системы РЭБ предназначены для ведения разведки, а также подавления работы средств и систем противника, радиосвязи - от космических спутников и РЛС зенитных ракетных комплексов, авиации и до радиостанций для связи в различных диапазонах. Россия достигла заметных успехов в этой области.
Сейчас новыми комплексами РЭБ различного назначения и возможностей активно и плотно фаршируется захвачен Крым, а также части Южного военного округа РФ.
Теперь рассмотрим сценарий, по которому российская сторона - не важно каким образом, или управляемым оружием или диверсионными группами - выводит из строя узлы радиорелейной связи «Укртелекома». Другой опорной сети радиорелейных средств в армии не будет. Это создаст проблемы для управления и применения, например, средств Воздушных сил, снизит эффективность системы противовоздушной обороны. В свою очередь действенность танковых, механизированных, аэромобильных, артиллерийских частей будет зависеть от способности штатных систем связи противостоять подавлению со стороны систем РЭБ агрессора. И тогда все надежды останутся разве что на устойчивость американского Harris Falcon I против российского РЭБ в КВ-диапазоне. Что касается УКВ-станций, то там точно будет трудно, потому что в радиостанции Motorola в нынешнем виде, которыми сейчас на 70% оснащены боевые части, нет ни противодействия помехам, ни шифрованной связи. И чем тогда ситуация с точки зрения обеспечения устойчивой связи для управления батальонами, полками и бригадами будет качественно отличаться от состояния 2014 г.? Тогда в первые месяцы боевых действий на все подразделения в зоне АТО было всего 10 автомобильных комплектов и 20 переносных радиостанций. Радиостанциями оснащались БТРы командиров бригад, в исключительных случаях, батальонов.
Автор не располагает информацией, проводились ли у нас учения или моделирование для оценки уровня защищенности наших систем связи в боевых действиях под влиянием российских систем РЭБ. И проверялась ли во время тендерных процедур или сравнительных испытаний работа новых иностранных КХ и УКВ-радиостанций, предлагаемых для оснащения украинского войска. Скорее нет, потому что существующие образцы РЭБ советского производства слишком слабы для такого моделирования. Правда, теперь для таких проверок можно применять французские системы радиоэлектронной борьбы ТRС 274. Хотя еще более они нужны на линии фронта. Конечно, при условии, что Генеральный штаб обеспечит быструю подготовку персонала, а командование наших войск РЭБ сможет на полную использовать потенциал новых систем, потребность в которых, впрочем, по меньшей мере на два порядка больше ...
Итак, понятно: если поднять планку требований с учетом новых реалий, то свежепокрашенных бронетранспортеров, новой пиксельной униформы и калорийного пайка уже мало. Надо переходить на новый уровень решений, чтобы начать движение к качественно новой армии.

Подавленная связь. Часть III
В нынешнем состоянии государство не в состоянии обеспечить качественное и быстрое перевооружение войска в его нынешнем формате. Такая реальность требует принимать во внимание все возможности, которые способствуют перевооружению. Вместе с тем, кажется, пора подумать и над тем, чтобы начать уменьшать численность войска с одновременным улучшением технического уровня оснащенности и подготовки как солдат, так и офицеров. В этих мероприятиях придется пересматривать приоритеты в приоритетах. С личным акцентом на системах связи, РЭБ и автоматизации.
Вместо выводов или Оценка текущей ситуации
Дальнейшие утверждения, собственно, уже имеют опосредованное отношение к военно-технической дружбе с Францией.
1. Несмотря на все приложенные усилия, направленные на улучшение положения дел, система связи является ахиллесовой пятой украинского войска. На современном этапе Вооруженные силы не могут считаться оснащенными системами связи в соответствии с потребностями и существующими угрозами.
2. В настоящее время отечественные производители (как государственные, так и частные) не могут обеспечить серийное производство средств связи в достаточном количестве и с необходимыми техническими характеристиками. Поэтому есть необходимость в сотрудничестве с зарубежными партнерами. Предприятия Франции и США - тот же Thales или Harris действительно являются мировыми лидерами в разработке современного радиоэлектронного оборудования военного назначения. При этом Harris имеет наибольшие объемы производства в своей профильной деятельности в мире, однако если из этих контрактов отнять заказ Пентагона, то тогда лидером в Европе становится Thales. Продукцию Thales, кстати, покупает и армия США, но эти образцы производятся целенаправленно для нее и ни для кого больше.

Наработки Thales лежат в основе разработок польской компании Radmor и турецкой Aselsan. В свою очередь, американская сторона не передает технологий партнерам, на чем, собственно, и в нескольких случаях обожглась Турция. И впоследствии Анкара сделала ставку в основном на собственные силы в разработке и реализации критически важных для безопасности страны военно-технических проектов.

Также следует принимать во внимание такой фактор, что компании США и Франции могут игнорировать давление России - в отличие, например, от того же Израиля, прекратившего военно-техническое сотрудничество с Украиной сразу с началом войны на востоке. Давление России на потенциальных партнеров Украины, когда речь пойдет о ключевых сегментах для усиления боевого потенциала ВСУ, будет всегда.

Для Украины технологическое партнерство с компаниями Франции и США, как впрочем, и с немецкими или английскими компаниями, может быть чрезвычайно полезным - в условиях контролируемой конкуренции между ними на отечественном рынке.

3. Вместе с тем, на текущем этапе разумного баланса в отношениях с ведущими разработчиками и производителями систем связи топ-уровня Киеву выстроить не удалось. Скорее наоборот. Поэтому французские компании в лучшем случае решили несколько приостановить активность на украинском направлении, которое по сути, финансово не является для них привлекательным и интересным в ближайшей перспективе.
Американские поставщики, которые закрепились на украинском плацдарме в том числе и за счет инициативных бесплатных поставок, также уже не спешить.

Так что Киеву теперь, если действительно есть интерес получить доступ к технологиям, чтобы обеспечить развитие и производство систем связи конкурентного уровня в самой стране, придется либо переформатировать взаимоотношения в сторону той же Франции или убеждать в большей преданности американских производителей. Или принять какое-то паллиативное решение.
При этом пока непонятно, что будет учитываться - либо интересы украинских военных, или промышленности. По каждому из вариантов - свои персоналии, интересы и движущие силы и аргументы. Есть основания утверждать, что выбор тех или иных решений, когда речь идет о направлениях «связного» партнерства, действительно зависит от политических предпочтений тех или иных центров влияния, находящихся за пределами Минобороны или Генерального штаба.

4. Даже если зарубежный партнер и будет готов передать украинской стороне открытые коды для обновления программного обеспечения и алгоритмы шифрования для перспективных средств связи, критическая проблема - отсутствие команд и структур с украинской стороны, которые будут готовы с этим работать. Это требует включения в процесс системного интегратора, желательно, мощной отечественной IT-структуры, которая может ответственно, заинтересованно и результативно заниматься этими вопросами длительный период времени. Включая адаптацию зарубежного опыта, развитие профессиональных команд, которые были бы способны перенять чужие или предложить собственные решения, касающиеся не только интеграции систем связи различного уровня, но и систем боевого управления (автоматизированных систем управления всеми Вооруженными силами и видами войск, или боевых систем управления хотя бы до уровня бригад), что также будут тесно связано с требованиями и технологическим уровнем имеющихся и перспективных систем связи.

5. Непосредственно в Вооруженных силах следует завести под единое командование все то, что касается систем автоматизации и связи, РЭБ, и, возможно, военной топографии. Все это должно работать в единой структуре, как это организовано в ведущих армиях мира. Это проверено опытом стран НАТО. Когда потенциал наших систем РЭБ станет заметным, сразу возрастет опасность подавления собственных средств связи.

6. Глубина и объем проблем, связанных с развитием национальной системы управления, контроля, разведки и РЭБ как неотъемлемой составляющей современных боевых действий,  требуют особого внимания со стороны Верховного Главнокомандующего. Возможно, это оптимистичное утверждение, ведь это те проекты, где результаты не удастся продемонстрировать уже завтра, как бы это не хотелось. Но без мощного локомотива и системной работы сдвигов в этой области не произойдет. Будет очередной затратный и, боюсь, безрезультативный круг.

7. В настоящем состоянии государство не может обеспечить качественное и быстрое перевооружение войска в его нынешнем формате. Такая реальность требует принимать во внимание все возможности, которые способствуют перевооружению. Включая зарубежные кредитные ресурсы и офсетные программы. Вместе с этим, кажется, пора подумать и над тем, чтобы начать уменьшать численность войска с одновременным улучшением технического уровня оснащенности и подготовки как солдат, так и офицеров. Количество личного состава не компенсирует недостаток качества. При низком уровне подготовки и низкой мотивации высокотехнологическая система вооружений будет бесполезной.
Кажется, Генеральный штаб так же уже понимает эту ловушку большой армии. Однако ястребы не могут быть одновременно и голубями. Поэтому здесь инициатива решений - снова за Верховным Главнокомандующим. Армию следует начать разумно сокращать и переоснащать для быстрого повышения желаемых боевых возможностей. В этих мероприятиях придется пересматривать приоритеты в приоритетах. С личным акцентом на системах связи, РЭБ и для автоматизации. Почему так - смотри пункт первый. Потому что без этого армии просто не будет.
Tags: ВТС, Израиль, Польша, РЭБ, США, Турция, Франция, коррупция, связь
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments