Диана Михайлова (diana_mihailova) wrote,
Диана Михайлова
diana_mihailova

Category:

Деблокада 32-го Блок-Поста, часть 3



«Железяка! Железяка! Я Скотина. 4 5 0»
Часть III

Группа с правого фланга. Боевая задача - зачистить враждеские окопы. Выбить противника из данного района и обеспечить прохождение колонны с БК и провиантом. Для этой операции было задействовано 5 БТР-80 из 3 аэмр 1 аэмб, сводную группу 8 опСпН (КГр был Халк и придан оперативный офицер с позывным "Бонд") в составе 15 бойцов, синего пикапа Nissan Navara с АГС-17, "Урала" с БК и КамАЗа с личными вещами, группу 24 ОШБ под командование Юрия Ефремова, позывной Тайм, в составе 15 бойцов и 3 приданными десантниками, ГАЗ-66 с БК, водой и пищей, пикапа L 200 с АГС-17 и 9П148. Бронегруппой командовал заместитель командира 1 батальона Алексей Махов с позывным Чарли. В группе присутствовал и командир 3 роты с позывным Соло. В 7:30 бронегруппы сформировались и в 8 утра двинулись сначала по трассе, а потом свернули направо. Первым как проводник ехал БТР-80 с Халком, за ним джип 8 опСпН, за ними остальные БТРов, КамАЗ. Колонну замыкал "Урал". Автотехника 24 ОШБ двигалась в разном порядке из-за особенностей местности: то они обгоняли кого-то, то отставали.


Бронегруппа, которая поехала на правом фланге. Утро 19 октября
В ходе выдвижения колонна попала под вражеский обстрел из стрелкового оружия и РПГ-7, которые не попадали по технике. Здесь стоит отметить, что, как потом выяснилось, бронегруппа практически проскочила их без огневых контактов. Непонятно, почему НВФ не открыли огонь сразу. Бойцы расстреляли по одному магазину, слезли с брони и начали вести огонь. Десантники разворачиваются в боевой порядок. Ориентиром атаки служил флаг боевиков, который те повесили на насыпь земли. На 12 часов бойцы открывают огонь. С ходу первый БТР со своего КПВТ стреляет по ДЗОТу и затыкает вражеский пулемет. Подключается 9П148 и выпускает по нему две ракеты. Сержант 8 опСпН Александр Маковый с позывным Макошь командует водителю их пикапа разворачиваться и ехать задом в сторону ДЗОТа (там была бетонная конструкция построена еще до войны и использовалась противником как огневая позиция). Сам же сержант начинает стрелять из АГС-17. Вместе с ним ведет плотный огонь и пулеметчик, который также ехал в кузове. Кто-то из бойцов, который сидел на 9П148, заметил вражеский танк, который был замаскирован в каньоне. Машина выпустила 5 ракет "Фагот" по нему и уничтожила его. В 8:40 бойцы заняли ДЗОТ, забросив в него несколько гранат и отработав по нему из РПГ. У него также зачистили окопы, в которых было от 4 до 6 погибших боевиков. РГСпН хотела обстрелять ДЗОТ из РПО, но 3 из 4 не сработали (в 4-й попал осколок). После этого бойцы 24 ОШБ перешли к зачищенным (в основном они были заброшены) окопам боевиков, где захватили ПТРС и другое вооружение.

Бойцы 24 ОШБ и 95 ОАМЕБр перед броском на штурм вражеского ДЗОТа

Бойцы 24 ОШБ перед захваченным ДЗОТом. Одна из последних фотографий Виктора Гурняка
После чего с левого фланга по бойцам открыли огонь из РПГ и стрелкового оружия. Группа 24 ОШБ под командованием Виталия Дереха (6 бойцов "Айдара") и с тремя десантниками под прикрытием "Конкурса" выдвигается в сторону ДЗОТа. В 8:50 они занимают его и убивают вражеского пулеметчика. Львиная доля сепаратистов отступила. Основные же силы остались на месте. В районе ДЗОТа бойцы провели зачистку и сняли сигнальные и противопехотные мины сепаратистов. КГр данной группы посадил пулеметчика на край вражеского окопа. Во время выдвижения 2-й номер пулеметчика, идя в окоп, сдвинул груду земли, которая в свою очередь упала на мину "Лепесток", и та взорвалась. Десантник получил легкое ранение. Еще один боец ​​задел сигнальную мину. Далее решили не продвигаться, потому что не знали, сколько еще таких подарков оставили боевики. По полю между позициями НВФ было установлено много фугасов и противотанковых мин. Бойцы 8 полка вместе с сапером 95 нашли кабель, который их объединял, и пошли за ним.
Пройдя ориентировочно 500 метров, они заметили в посадке позиции боевиков и открыли шквальный огонь из стрелкового оружия и БТРов. Спецназовцы заметили в бинокли вражеский БТР-80. Он находился ориентировочно на расстоянии 500-700 метров. Бойцам повезло, что они взяли с собой трофейную ПТРС, которую захватил "Айдар" и открыли по нему огонь бронебойно-зажигательными пулями. Это был первый опыт стрельбы из данного оружия. С четвертого выстрела сержант 8 опСпН Александр Маковей попал во вражеский БТР, который задымился и начал гореть. Виталий Дерех услышал по рации, что во время минометного обстрела основной группы ранения получил Виктор Гурняк, боец ​​"Айдара", который был его другом детства. Боец 24 ОШБ Михаил Билянский первым засек вражескую позицию. Дерек по рации вызвал БТР-80 на свою позицию. Вместе с ним приехали и 7 бойцов. Было принято решение открыть огонь из вооружения приданого БТРа и пулеметов.

Расстояние между ними и вражеским минометом составлялоа 800 метров. Сама же позиция находилась в районе посадок и оттуда регулярно велся огонь по нашим бойцам. Прицельным огнем миномет и расчет были уничтожены. Но этим они обнаружили свою позицию. КГр Дерек успел отправить БТР назад и приказал бойцам занять оборону в окопах. Практически сразу же вражеские мины упали в 15 метрах от бойцов. По бронетехнике 95 оаэмбр регулярно работала вражеская артиллерия, но благодаря умелым действиям десантников (БТРы постоянно маневрировали) потерь среди бронетехники и бойцов не было. Противник начал хаотично отступать и основные потери получил как раз во время своего отступления. Кто-то из сепаратистов погиб под огнем, стараясь добраться до посадки, а кто-то непосредственно в самой посадке. Левый фланг был полностью зачищен от значительных сил противника. Бесспорно, что какое-то количество из них перегруппировалось на других позициях.


Боестолкновение в р-не 32 БП 19.10 на правом фланге


Машина 8 опСпН после боя


Бойцы 24 ОШБ с трофейным ПТРС
В этот момент ГАЗ-66 выехал на дорогу и заехал на 32 БП, где вигрузил то, что вез. Вместе с ним приехали несколько БТРов, 19 десантников и 6-7 бойцов 24 ОШБ. Во время этого происходил минометный обстрел самого 32 БП. В результате обстрела ранения получил боец ​​80 оаэмбр старший солдат Дудин Андрей. Скончался от полученных ранений во время эвакуации внутри одного из БТРов 95-й бригады. Ранение получил и командир роты НГУ Тарахкало Олег. Эвакуировали также еще одного раненого десантника с ОП. Успешно доставлены на 31 БП. Забрали и водителя «Урала» 8-го полка, который своими героическими действиями довез воду до 32 БП. Это был Владимир Цибуля. Забрали еще одного «трехсотого» из 80-ки. После обстрела минометами появились раненые на поле боя.
В L-200 заглох аккумулятор. Из нее перегрузили раненых, и Виктор пытался завести ее с помощью другой машины. Один из командиров с позывным Тайм приказывал ему покинуть ее и скрыться в укрытие, но он не послушал его, поскольку хотел спасти машину. Прилетела 120-мм мина по главной группе, и Виктор получил ранения. Ярослав Каравась, друг детства Виктора, осуществлял эвакуацию. Но от потери крови Виктор Гурняк умер в машине.
В целом, правый фланг справился с поставленной задачей. Бойцы укрепились и заняли новые отбитые позиции, которые они были в силах удержать. Связались с командованием и получили приказ отступать. Как оказалось, вовремя. По бойцам начало работать две установки "Град". Потери в этом бою составили один "200" и примерно 7 "300". Был расстрелян, чтобы не достался врагу поврежденный пикап 24 ОШБ и КамАЗ 8 опСпН. Командование так и не решилось послать караван с БК, хотя возможность его проведения левым флангом была. Потери противника на левом фланге оцениваются в один танк Т-64БВ, БТР-80 и примерно 10-13 убитых сепаратистов. НВФ в период с 15 по 19 октября серьезно подошли к обороне своих позиций. Например окопы в районе ДЗОТа тянулись лесополосой до 32 БП. Они заранее подготовили пути отступления. Кроме инженерного обустройства огневых позиций противник перебросил живую силу в данный район из состава ГБР "Бэтмен" и своего 2 казачьего батальона.


L -200 "Айдара" и автотехника 8 опСпН во время боя
19.10 на 32 БП приехал КрАЗ с пробитыми бочками с водой. 22.10 происходил обмен пленного боевика, который пьяным зашел на 32 БП на 100 литров воды и сигареты. 23.10 была попытка провести КрАЗ на 32 БП в обмен на то, чтобы боевикам позволят забрать тела своих погибших с поля боя. Переговоры ничего не дали, и груз не был доставлен. На переговоры с боевиками, которые они же сами и инициировали, ходили рядовые бойцы, а не офицеры. 27.10 "Урал" с 32 БП с 4 бойцами (Вадим Рудь, Роман Добрый и бойцы из 80 оаэмбр с позывными Дед и Паук) поехал забирать тела с поля боя и передавать их на 31 БП. После чего они вернулись обратно. 28.10 командир 32 БП получил официальный приказ по телефону на выход с данного БП. На БП было брошено два БТР-4Е, которые принадлежали харьковским экипажам. Они были сильно повреждены в боях, и бойцы не смогли их завести. У обоих БТР были пробиты колеса. Но офицеры успели забрать электронные блоки управления. Без них данный БТР обычная неподвижная бронированная капсула.
Субъективные выводы. По моему скромному мнению, само расположение 32 БП способствовало тому, что произошло. До ближайшего БП НГУ было 10 км. Безусловно, контроль над ним был чрезвычайно важным как для нас, так и для НВФ. Дело в том, что данный БП теоретически мог бы служить будущим плацдармом для наступления ВСУ. Данный блокпост играл скорее тактическую, а не стратегическую роль. Трасса связывает Луганск и Лисичанск. Сам БП находился несколько ниже по трассе, но в отношении таких н.п. как Фрунзе, Донецкий, Хорошее и Смелое он находится выше. Это давало тактическое преимущество. Пребывание самого БП в данном районе дает контроль над высотам и н.п., которые находятся к югу от трассы. Противнику нужно было устранить теоретическую угрозу. Именно поэтому 12.10 они официально заняли Смелое и начали обустраивать позиции в посадке. Сама же посадка, из которой впоследствии сожгут большинство бронетехники, имела выгодное расположение на холме. Таким образом они контролировали дорогу и 32 БП, который находился в низине к данной посадки.


Профиль рельефа участка трассы Р 66 на участке между 31 и 32 БП


Один из БТР-4Е, который вышел из 32 БП
По моему скромному мнению, все операции по попытке деблокады имели провальный характер с самого их начала. Частичный временный успех, который был достигнут во время боевого столкновения 19.10, всего лишь продлил пребывание бойцов на данном БП на некоторое время. Думаю, чтобы полностью обеспечить деблокаду и успешные поставки на ОП нужно было взять н.п. Сокольники (не более взвода боевиков. Командование проводило ряд демонстрационных действий у данного села), непосредственно само Смелое и Хорошее. Установить над ними контроль и обустроить линию обороны. Но, чтобы осуществить данную операцию, нужно было привлечь больше сил и средств. В частности, обеспечивать артиллерийской поддержкой наступательные порядки ВСУ.
По состоянию на осень 14-го состояние ВСУ не позволял это сделать. Ни состояние техники, ни людей не позволяло успешно наступать. Осенью 14-го в секторе А трудно было бы найти подразделение, который могло бы успешно выполнять задачи. Лишним подтверждением служит то, что для боя 19.10 с самой горячей точки в зоне АТО была собрана РТГр 95 оаэмбр. Это при том, что командование сектором А имело в своем подчинении 2 амэб 80 оаэмбр. Но из-за того, что бойцы были мобилизованными и не принимали участия в наступательных операциях, а сидели только под обстрелами, было решено все-таки не привлекать их. Поэтому задача деблокады должна была выполнять легендарная 95-ка. Это было обусловлено тем, что личный состав участвовал в боях под Славянском, Лисичанском, осуществляли марш к Степановке и освобождали другие н.п. и имели бесценный опыт.

Другой ошибкой считаю плохую координацию между командирами уровня взвод-рота, что было прекрасно видно по завершению боя 15.10.14. Довольно странным выглядит информирование КГр перед выполнением задания. Если 15.10 до КГр Бродяги были доведено позиции противника и то, что на дороге есть сожженная техника, то старшему от 24 ОМБр по 19.10 не сообщили, что на трассе стоит сожженная техника, которая препятствует движению машин.
Колонна двигалась со скоростью 40 км/ч, соответственно когда они заметили сожженную технику, то мехводы сбавили скорость до 20 км/ч благодаря чему стали легкими мишенями для противотанкових расчетов. Другой ошибкой считаю недостаточное информирование личного состава. Безусловно, рассказывать всем рядовым бойцам то, что доводится до сведения КГр не стоит, но уже непосредственно на месте, когда бойцы заняли вражеские позиции (левый фланг) они не получали четких приказов. Зато огонь артиллерии противника усиливался, а нашей практически отсутствовал.

Большой ошибкой был отказ от применения артиллерии в таком объеме, в котором она нужна была, чтобы механизированная или аэромобильная рота прорвала оборону противника. Если бы 15 и 19 октября реактивная и ствольная артиллерия нанесла удары по уже известным ОП противника, таких потерь среди бойцов и техники не было бы. 5 механизированная рота, которая играла основную роль на левом фланге была не готова вести бои. Это объяснялось как их подготовкой, точнее полным ее отсутствием, так и тем, что к роте было прикомандировано множество бойцов из других частей. В частности, 8 БТрО и бойцов БТрО из Чернигова. Хотя многие из них проявили мужество и отвагу в бою, рота не была слаженной. Все, что прикомандированные бойцы делали, так это сидели вместе в окопах под обстрелом и занимались бытовыми вещами. После больших потерь бронетехники летом 14-го в 24 ОМБр, в том числе в 5 мр, было передано не менее 5 БМП-2 из 30 ОМБр (в роте 10 машин). Готовых вести бой было не более 6.
У "Ангела" были проблемы с пушкой. В башне БМП было 3 ракеты "Фагот", но не было самой пусковой установки на БМП. На левом фланге у одной БМП были проблемы с башней, у другой с пушкой. Еще одна БМП из-за проблем с двигателем вообще не поехала в бой. На левом фланге активно могли работать только две БМП-2. У уничтоженного 14.10 БТР-80 кр Вишневского не работал ПКТ. Во время марша 19.10 два БТР-80 вышли из строя, но все же смогли продолжить движение. Несмотря на это, броня поехала в бой.

Абсурдной выглядит ситуация с танком, у которого не работала пушка. Даже незначительные поломки не могли быть устранены до конца из-за того, что большинство экипажей БМП не знали, как ремонтировать свои машины. Не до конца понятно, для чего было посылать 15.10 бронегруппы, если 14.10 на этом же месте было уничтожено две единицы бронетехники. А 15.10 разведчики доложили о выявленных огневых точках сепаратистов. Нужно также отметить, что командование делало и положительные шаги. Если 14-15 октября автотранспорт двигался через 31 БП беспрепятственно, то по состоянию на 19 октября весь район был перекрыт.
По моему скромному мнению, общий план, который хотели воплотить в жизнь 18 октября, но попытались сделать только 19, был такой: в 5 утра мр полем атакует левый фланг обороны боевиков и полностью его зачищает и по возможности прорывается на 32 БП. В 8 утра отправляется центральная группа и группа по правому флангу. Не совсем понятна для меня роль центральной группы в случае полного, а не частичного успеха, который был достигнут на левом фланге. Ведь им была поставлена ​​задача отвлечь на себя силы противника. А какие силы противника нужно было бы отвлекать, если бы на левом фланге было бы все в порядке? Левый фланг отступил с позиций через час после того, как другие колонны двинулись в бой. Тем не менее, есть наглость предположить, что группа на правом фланге ликвидирует серию ОП НВФ и держит дорогу со стороны посадок под контролем, а центральная группа делает то же самое, только с другой стороны. В это время караван с продуктами, БК и водой движется по дороге на 32 БП. Зато получилось, что левая группа достигла частичного успеха и отступила, центральную группу полностью разбили, а правая группа справилась с задачей на отлично, создав коридор, как для каравана, так для и выхода бойцов с 32 БП.


Боестолкновение в р-не 32 БП 19.10
Зато вышла нелепая операция, которая стоила Украине 6 защитников. Из 19 единиц бронированной техники, которая была задействована в операции, потеряно было 8. А это 42% от задействованного. Потери убитыми и ранеными составили 40 бойцов из примерно 170 задействованных в бою. По левому флангу потери составили 33%, по центру - 35%, по правому флангу - 11%.

Открытым остается вопрос взаимодействия с 32 БП. На нем находилось 6 БТР-4Е, которые имеют штатные АГС-17 и 5 АГС-17 на позициях. Считаю, что при попытке прорыва со стороны 32 БП можно было бы послать бронегруппу навстречу, прорывая кольцо. Или как минимум прикрыть огнем АГС. Прицельная дальность позволяла это сделать. Безусловно, связи с 32 БП по рациии не было, только с помощью телефонов. Возможно командование боялось, что кто-то может слить информацию.

Как показал разбор полетов в 24 ОШБ, там были люди которые сливали информацию боевикам чтобы устранить определенных людей, которые имели влияние и авторитет в батальоне и занять их места. Но лично я считаю, что следовало хотя бы прикрыть огнем АГСов по посадкам боевиков и таким образом нанести им ущерб и отвлечь внимание. Тем не менее, это всего лишь мои догадки. Зато до 19.10 было потеряно 5 БМП-2, один танк, два БТР-80 и две единицы автотехники. За период с 14.10 по 19.10 ВСУ и НГУ потеряли 4 БТРа, 7 БМП-2, 3 танка и 4 единицы автотехники. За этот же период людские потери составили 14 бойцов (2 из НГУ из в/ч 3008, 6 бойцов из 24 ОМБр, 1 из 95 ОАМЭБр, 1 из 80 оаэмбр и 4 из 24 ОШБ).
Стоит отметить, что все бойцы, попавшие в плен, в 2014-15 гг., вернулись домой. По известной мне информации, командование пыталось всеми силами удержать 32 БП. Об этом свидетельствует и операция 19 октября и те, которые так и не были реализованы. Ориентировочно того же 19 октября планировалось привлечь 3 Ми-8 из  7 опАА для доставки воды и провианта окруженным бойцам. Был построен маршрут, но приказ, к счастью, отменили.

Также 27-28 октября была сформирована РТГр из состава той же 95 оаэмбр, в которую входило 15 БТР-80, минометная батарея, КЕТЛ и медицинская "буханка". Скорее всего, они должны были выполнять аналогичное задание, которое их бойцы выполняли 19 октября. Но получив сообщение, что наши бойцы по официальному приказу оставили БП, операцию отменили.

Планировалось также задействовать и 79 оаэмбр, которая была в резерве штаба АТО, но из-за ухудшения ситуации в ДАП их бросили туда. Однозначно можно сказать о некомпетентности полковника Миронюка и его равнодушии и нежелании слушать альтернативные версии плана. Но этому полковнику кто-то ставил задачу из штаба. Полковник был на месте и руководил процессом. А кто ему ставил такие задачи?

Потери ВСУ и НГУ во время боев за 32 БП
Tags: АТО, ВСУ, Донбасс, Национальная Гвардия, артиллерия, бронетехника
Subscribe
promo diana_mihailova март 13, 2018 23:11 582
Buy for 250 tokens
Отметка MAS17 - рейс МН17, отметка RSD316 - Ил-96-300 авиакомпании «Россия » Малазийский Boeing 777 рейса МН17 из Амстердам - Куала-Лумпур должен был столкнуться в небе над Польшей с российским «бортом №1» - самолетом Ил-96-300, на котором президент Российской…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments