Диана Михайлова (diana_mihailova) wrote,
Диана Михайлова
diana_mihailova

Categories:

Боевики халифата раскрывают подробности сотрудничества террористов с Турцией


Боевики «ИГ», сдавшиеся Силам Демократической Сирии, продолжают раскрывать подробности взаимоотношений между Турцией и «ИГ». Сегодня вашему вниманию представляются признания бахрейнского наемника террористов, где будут раскрыты детали того, каким образом Турция поддерживает эту преступную организацию и какие соглашения между турецким руководством и этими преступниками дают последним возможность пользоваться транспортными коридорами для получения всего необходимого для осуществления своей деятельности.

Айюб Мухаммад Мурбати, уроженец Бахрейна, 996 года рождения,  женат на сирийке. Его семья — типичные представители среднего класса Бахрейна. Когда ему исполнилось 16, он познакомился с наемником  ИГ по имени Абу Али Туркестани. Он рассказывал ему и другим ребятам о джихаде, показывал видео, на которых демонстрировали жестокие расправы войск режима над простыми людьми. После этого Айюб решил присоединиться к ИГ, и отправился в Турцию, в чем ему помогали местные координатры террористической организации.

Широкая сеть ИГ в Турции.

Айюб Мухаммад считает, что Турция является основным транзитным пунктом для тех, кто хочет присоединиться к боевикам.  Он вместе с большим количеством соратников пересек турецко-сирийскую границу без какого-либо противодействия со стороны армии или спецслужб Турции.  «Али Туркестани связал меня с турецким координатором Мухаммадом ибн Али. Который должен был меня встретить и уладить все формальности. Мне выдали авиабилет до Стамбула, где меня встретили и отправили на такси в гостиницу «Харран» в европейской части города. Мне сказали, что следующей остановкой на пути в Сирию будет Урфа. Поначалу я думал, что я-единственный, кто решил встать на путь джихада, но вскоре я обнаружил, что в гостинице полно других добровольцев собирающихся присоединиться к ИГ. Многие из них приезжали со своими семьями, в сопровождении своих жен и детей».

«Путь из Турции в Сирию напоминал собой прогулку из одной комнаты в другую. Боевики ИГ чувствуют себя комфортно».

Мухаммад продолжал свой рассказ. «После того, как нас забрали из гостиницы, нас привезли в дом, расположенный вблизи от границы. Его хозяева сотрудничали с ИГ. Вообще у боевиков ИГ в Турции существует крупная сеть. В тех зонах, где они оперируют, нет ни солдат, ни полиции. В нашей группе также была девушка. Часть пути в Сирию мы прошли пешком, потом на заранее условленном месте нас посадили в машину, которая отвезла нас на контролируемую боевиками ИГИЛ территорию близ Тель Абъяда. Все прошло так легко, что это можно было сравнить с прогулкой из одной комнаты в другую».

«Турция заключила с ИГ множество соглашений в различных сферах — политической, торговой, логистической…».

По окончанию курса боевой подготовки, Мухаммада зачислили в ряды боевиков ИГ и отправили воевать в район дамбы Баас, близ Ракки. Там он пробыл около месяца, после чего его перебросили на блокпост в район Серекание, и далее в т. н. «группы производства». Это учреждение занималось производством снарядов для минометов, самодельных ракет и прочей подобной продукции. «Я был членом производственной комиссии в одной из «групп», мы собирали минометы и легкую артиллерию, Это было нашей специализацией. Основная часть комплектующих и взрывчатых веществ, таких как сера, железо, удобрения поступали из Турции по предварительной договоренности. Непосредственной доставкой занимались утвержденные обеими сторонами посредники. Безусловно, между турецким государством и «ИГ» существовали определеные соглашения. Взять например, продажу нефти, в которой на разных этапах участвуют и турки, и ИГ, и армия режима, и Сирийская свободная армия.»

ИГ также закупает современное вооружение у ССА, которое она получает, как от Турции, так и от других стран, оказывающих им поддержку.»

В качестве очередной иллюстрации сотрудничества двух сторон, Айюб Мухаммад привел следующий случай. «Не так давно в Турцию была отправлена делегация ИГ для консультаций с  руководством. Основными обсуждаемыми темами были: обеспечение зон свободного перемещения боевиков в Турцию, на случай осложнения обстановки в Сирии, правила перемещения боевиков внутри страны, а также оказание помощи больным и раненым боевикам в турецких больницах. Эта информация не являлась закрытой, все члены «ИГ» были осведомлены об этом».

В итоге, летом 2017 года, Айюб Мухаммад, прозванный боевиками «бахрейнским львом», сдался СДС, наступавшим в ходе операции «Буря Джазиры». Он принял это решение, когда увидел, что идеологи боевиков меняли свое отношение к тем или иным событиям каждые несколько дней, а среди лидеров организации разгорелось противостояние. Поняв, что все, что ему говорили, было ложью, Айюб, вместе с группой других разочаровавшихся боевиков ИГ договорился о сдаче всей группы, включая свою семью, Силам Демократической Сирии. Свое решение сдаваться именно СДС он объяснил тем, что это — единственная сторона конфликта в Сирии, реально придерживающаяся принципов гуманизма, а значит тех, кто сдастся вместе с ним не будет ждать жестокая расправа.



Боевик ИГ, исполнявший обязанности инженера-электрика и специалиста по водоснабжению на дамбах реки Евфрат,  рассказал нам о тех соглашениях между «ИГ» и Турцией по вопросам распределения воды в реке и обеспечения электроснабжения, а также о том, как решался вопрос о статусе могилы шаха Сулеймана.

Масаб Абдель Фаттах Мухаммад, уроженец Саудовской Аравии суданского происхождения,  Окончил среднюю школу в Саудовской Аравии, после чего поступил в Судане на обучение специальности инженера — электрика.  Вступил в ИГ в 2014 году. На этот шаг его вдохновили арабские СМИ, которые гремели националистическими и религиозными лозунгами, носящими ярко выраженную эмоциональную окраску.

«Попасть в ИГ легче всего через Турцию. Так и поступает большинство добровольцев. Боевики чувствуют себя в приграничных зонах как у себя дома»

Масаб отправился из Судана в Турцию, чтобы оттуда попасть в Сирию. К тому времени он еще не решил, к какой группировке он хочет примкнуть, но его друг, земляк из Судана, который был членом «ИГ», помог ему определиться. Масаб вспоминает: «Поначалу я не собирался вступать в «ИГ»,  тогда я еще не решил, к какой из фракций присоединиться. Я просто хотел попасть в Сирию.  Но мой суданский друг по имени Халед Сали, который был боевиком ИГ и жил в сирийском городе Аззазе, предложил мне вступить в ИГ. Я согласился, т. к. я не ничего и не слышал о других группировках. Дальше он сопровождал меня до аэропорта Хартума, откуда я прилетел в Стамбул.  Там меня встретили местные координаторы ИГ и поселили в гостиницу, название которой я уже не помню. Затем меня отправили рейсом турецких внутренних авиалиний в Газиантеп. Далее я связался со своим другом, Халедом. Когда я вышел из турецкого города Килис, он уже ждал меня в сирийском городе Аззазе.  Пересечь границу оказалось проще простого — там не было ни солдат, ни полиции, никаких представителей турецких властей. А если они и были, это значит, что мы прошли прямо у них под носом».

Соглашения ИГ с Турцией в области обеспечения оккупированных территорий водой и электричеством в обмен на иные уступки,и взаимопонимание сторон в вопросе о могиле шаха Сулеймана.

С началом военного конфликта в Сирии, Турция резко повысила забор воды из Евфрата, из-за чего вскоре большое количество сирийских городов и деревень столкнулось с острой нехваткой воды. Когда в регионе присутствовали СДС, забор вод Евфрата Турцией достигал своих максимальных значений. Но как только боевики ИГ оккупировали эти земли, Турция восстановила водо- и энергоснабжение региона в полном объеме. Сделано это было, однако, не сразу. Этому предшествовали переговоры между ИГ и турецким руководством, где был заключен целый ряд политических, торговых, логистических и других соглашений тактического характера.

Еще одним важным аспектом в двустороннем сотрудничестве ИГ был вопрос обеспечения безопасности могилы шаха Сулеймана. . Эта тема вызвала разногласия в стане проповедников ИГ, т. к. согласно их интерпретации ислама,  и приводя в качестве обоснования цитаты из хадисов и Корана, из которых явствовало, что поклонение могилам умерших людей является проявление неверия и многобожия (куфра и ширка). Однако, этот принцип почему-то не распространялся на могилу шаха Сулеймана, которую совместно охраняли (sic!) боевики ИГ и военнослужащие турецкой армии.  «По сути, это было соглашение, в котором боевикам ИГ отводилась роль охраны, в обмен на свободное перемещение боевиков из Турции в Сирию и обратно».

Subscribe
promo diana_mihailova март 13, 2018 23:11 519
Buy for 250 tokens
Отметка MAS17 - рейс МН17, отметка RSD316 - Ил-96-300 авиакомпании «Россия » Малазийский Boeing 777 рейса МН17 из Амстердам - Куала-Лумпур должен был столкнуться в небе над Польшей с российским «бортом №1» - самолетом Ил-96-300, на котором президент Российской…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment