Диана Михайлова (diana_mihailova) wrote,
Диана Михайлова
diana_mihailova

Category:

Осенью стрельбы: получат ли финансирование и вернутся в ВСУ ЗРК С-125, С-200, С-300В1, "Куб" и "Тор"


Первый заместитель Министра обороны Украины, доктор военных наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники Украины, генерал-полковник запаса Иван Руснак
- Руководство Вооруженных Сил решило усилить противовоздушную оборону Украины за счет зенитных ракетных комплексов, которые ранее были выведены из боевого состава. Теперь перед предприятиями «Укроборонпрома», а также перед отечественными частными компаниями стоит задача отремонтировать и восстановить эти ЗРК. Для Вас тема зенитного ракетного вооружения очень близка. Ведь с 2007 по 2010 годы вы были командующим Воздушных Сил Вооруженных Сил Украины. Какие перспективы по направлению усиления и обновления наших зенитных ракетных арсеналов?
- Задача во временном промежутке и по сути чем-то схожа с мерами по автоматизации. Предприятиям и компаниям, которые вовлечены в ремонт техники и вооружения ПВО, предстоит доказать состоятельность своих проектов и решений конкретными результатами. Поэтому осенью мы запланировали проведение стрельб всеми комплексами, которые планируем вернуть в состав Зенитно-ракетных войск Воздушных Сил ВС Украины. Стрельбы - критерий истины. Мы создадим необходимую обстановку, поднимем цели в воздух. Тот, кто увидел, пустил, попал - тот доказал свою способность выполнять работы на том или ином комплексе. Разговоры, что мы можем, у нас есть такие хорошие решения после этого будут закончены. Финансирование пойдет на проекты по образцам, которые будут восстановлены, модернизированы, или имеют перспективу модернизации. Мы их будем финансировать.

- На что рассчитываем по наиболее благоприятному сценарию?
- Это нам дает возможность вернуть в Вооруженные Силы фактически полк ЗРК «Тор», два полка С-125, два полка «Куба» и целую бригаду С-300В1. Также есть заинтересованные предприятия, которые готовы вернуть к боеспособного состояния почти три комплекса С-200. Отремонтировав их, будет развернуто дееспособное группировки. Моя позиция такова, что надо отремонтировать, научить людей, ввести в боевой состав, развернуть дивизионы на позициях. А дальше с позиций по одному комплексу, по одному образцу потом забирать эти ЗРК на предприятия для модернизации.
- Однако к осени, в частности, С-200 или С-300В1 могут просто не успеть. Особенно учитывая то, что надо провести реинжениринг ряда составляющих этих систем.
- Для восстановления С-200 действительно надо где-то до года. У нас есть ракеты. У нас проблема в кабельном хозяйстве для системы С-200. Однако есть Одесский завод, который говорит, что все это восстановит. В свое время, имея четыре дивизиона на позиции, мы приняли решение, чтобы вернуть еще два. Один хотели развернуть в Запорожье, там позицию готовили, и в Крыму. Но так случилось, что их привели в небоеспособен состояние и сейчас надо тратить средства на восстановление.
- А топливо для С-200 есть? Или купим у китайцев?
- Проблем с топливом нет. У нас есть запасы - там два компонента, их просто надо привести к кондиции. Оно со временем стареет, и специалисты должны дать подтверждение, что его можно использовать. А дальше можно перейти и на твердотопливные ракеты, никто не запрещает это сделать. Это как путь модернизации.
- А все остальные ЗРК должны выйти на пуски?
- Да. Все остальные должны осенью осуществить пуски. Даже если они не будут готовы в полном объеме выполнять задачи, но пуски провести смогут. И система «Куб», и система «Тор», и С-125, и С-300В1. На сегодняшний день наличие специалистов, которые знают эти системы, возможность определенных предприятий провести контроль функционирования, возможность проверить на АКИПС ракеты всех типов, говорит о том, что эти комплексы, кроме С-200, могут выйти на стрельбу и осуществить пуски.

Конечно, надо будет жестко соблюдать меры безопасности. С учетом особенностей каждого комплекса. Например, «Тор» - это система, которая стреляет без людей. Даже если ракеты будут без продленного ресурса, мы сможем осуществить пуски из любой боевой машины «Тор». Личный состав отходит за пределы позиции старта, и осуществляется пуск. Если пуск прошел, ракета управляемая, пошла по определенным параметрам - значит, с этой системой можно работать. Надо найти специалистов, подготовить соответствующие технологические решения - и мы будем иметь готовый комплекс. Так же и по ЗРК С-125, и по «Кубу», и по С-300В1. Это упростит принятие решения о целесообразности или нецелесообразности того или иного комплекса для нужд ВСУ.
- Нет риска чрезмерного увеличения «разношерстности» парка ЗРВ в составе Воздушных сил? Или, учитывая угрозу со стороны Российской Федерации, нам сейчас надо обеспечить улучшение противовоздушной обороны в целом, а уже потом думать об экономической целесообразности?
- Дело в том, что все эти комплексы уже были у нас на вооружении. Они просто были выведены на хранение. В наличии есть соответствующее количество зенитных управляемых ракет для этих комплексов. И, главное, есть люди, которые служили на них. Их можно вернуть сейчас через призыв, восстановить систему подготовки в Харьковском университете, где есть база, где есть учебники, по которым можно научить, есть центр в Василькове, через который можно пропускать расчеты для батарей и дивизионов. И это даст возможность достаточно быстро восстановить и нарастить систему зенитно-ракетного прикрытия.




- То есть, вопрос боеспособности на первом месте?
- Конечно. А потом пойдет процесс модернизации, обновления, если необходимо, закупки в тех странах, где были эти комплексы, соответствующего запаса зенитных управляемых ракет. То есть, процесс наладим.


- Но почему активные меры в области ПВО начинаем сейчас, а не в 2016 году, который уже был определен годом приоритетности для противовоздушной обороны?
- Нет, мы начали это делать в 2010 году. Если поднять решение, когда я был в ранге командующего Воздушных сил, то тогда с моей стороны был доклад на министра обороны о существенном усилении составляющей ЗРВ. И министр воспринял эти предложения положительно. Тогда, например, было предложено и поддержано решение о модернизации всех зенитно-ракетных комплексов С-125, которые у нас были на хранении. Мы хотели позиции этих модернизированных ЗРК развернуть у атомных электростанций, чтобы высвободить от этих задач "Буки", которые имеют преимущество за счет своей мобильности и могут быть использованы для усиления ПВО на нужных направлениях. Имея тогда 12 дивизионов, которые были учтены, находились на хранении, мы уже к 2015 г. могли иметь все эти "стодвадцатьпятки" в составе ЗРВ в модернизированном виде. Также мы планировали увеличить до 6 дивизионов состав ЗРК дальнего действия С-200В.




Но, к сожалению, начиная с 2011 г. был избран курс на то, чтобы максимально реализовать те же С-125 на внешний рынок, в том числе, зенитные управляемые ракеты, которых у нас был очень большой запас. Были приняты решения вообще приостановить программы по модернизации и восстановления как С-125, так и С-200В, и заблокировать. Кем? Сейчас модно говорить, что предшественниками.
- Я думаю, что каждый из президентов и министров обороны должен нести за это ответственность ...
- Вопрос в другом. В непонимании важности системы противовоздушной обороны или других составляющих. Воздушными силами должен руководить специалист, разбирающийся в этом деле.
- Как вы относитесь к предложениям по глубокой модернизации или даже создания новых образцов ЗРК отечественными предприятиями?
- Когда будут готовы такие комплексы, мы всегда обеспечим их местом для выполнения боевых стрельб, подходящей мишенной обстановкой, чтобы разработчики могли продемонстрировать нам самое главное - результат своей работы, а не только одни заявления и инициативы.
- Но разработать и изготовить новые комплексы за собственные ресурсы предприятий просто невозможно. Это же должно быть дело государственного масштаба.
- Здесь опять же возвращаемся к первому вопросу. А именно - о пути удовлетворения оборонных потребностей государства на основе правительственных решений. И о способности оборонной промышленности выполнять взятые на себя обязательства. Поскольку есть потребность наращивания зенитно-ракетных мощностей в системе противовоздушной обороны, то следует через Минэкономики определить определенный ресурс, чтобы за бюджетные средства поддержать предприятия. Но предприятия должны выдать продукцию. Если этого не произойдет, то они должны нести ответственность. А Минобороны включится в работу и поддержит это направление, как только мы проведем хотя бы ведомственные испытания этих образцов.
- Приходилось слышать разговоры о том, что, в частности, буквенные рабочие частоты ЗРК С-300 и «Бук» известны россиянам. И это усложнит их применения на поле боя, так как россияне будут давить их своими средствами радиоэлектронной борьбы. Как из этого выходить?
- Это теория. Они, скажем, поставят помехи одной ракете или одному комплексу. Но вторая полетит и выполнит задание. Невозможно всю систему РЭБ держать в таком рабочем состоянии, чтобы перекрыть весь этот спектр частот, где работают наши ЗРК. Конечно, какое-то противодействие будет. Но дальше мы должны ввести свои разработки, поменяем частоты, что, среди прочего, может быть сделано в ходе модернизации ЗРК. Но наличие зенитного-ракетного комплекса на позиции, независимо от того, работают средства РЭБ или нет, для летчика - серьезная угроза и препятствие.

- Деморализующее фактор?
- Без сомнения. Какой пилот полетит в зону, зная, что там по нему обязательно будет пуск ракеты.
Сегодня для завтра
- Актуален ли сейчас вопрос о сокращении численности наших Вооруженных Сил? Ибо на содержание мы тратим больше, чем на перевооружение.
- Вы знаете, что есть стратегические решения по применению Вооруженных Сил. И под задачи определен оптимальный вариант численности боевых частей и частей обеспечения. Единственное, что может быть - так это перераспределение в плане уменьшения численности частей обеспечения в пользу боевых частей. Такой вариант возможен. Также на сегодняшний день при численности армии в 250 000, мы в этом составе имеем еще резерв где-то в 47 000 гражданских, которых, при необходимости, можно будет, скажем так, поменять на военных. Также у нас в пределах 140 000 - это подготовленный резерв первой очереди.
- Так что пока, ориентируясь на внешние угрозы, о сокращении численности армии говорить рано?
- Конечно. Когда будет более или менее урегулирован вопрос на Востоке, тогда можно говорить, какую армию нам содержать легче. И какие меры следует под это планировать. Но уже сегодня надо уменьшать дистанцию ​​между словами и делами. Это касается как выполнения государственного заказа и усиления противовоздушной обороны, так и всех других составляющих нашей обороноспособности. В частности, создание автоматизированных систем управления в Вооруженных Силах, которые позволят выполнять большей объем задач меньшими силами. Это тот фундамент, на котором будет держаться наш завтрашний день.

Tags: АСУ, ВС ВСУ, ГОЗ, Куб, ПВО, С-125, С-200, С-300, Тор, Укроборонпром, модернизация, финансы
Subscribe
promo diana_mihailova march 13, 2018 23:11 582
Buy for 250 tokens
Отметка MAS17 - рейс МН17, отметка RSD316 - Ил-96-300 авиакомпании «Россия » Малазийский Boeing 777 рейса МН17 из Амстердам - Куала-Лумпур должен был столкнуться в небе над Польшей с российским «бортом №1» - самолетом Ил-96-300, на котором президент Российской…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments