Диана Михайлова (diana_mihailova) wrote,
Диана Михайлова
diana_mihailova

Category:

Командующий Объединенных сил: в августе 2014 г. в ситуацию на Донбассе вмешалась регулярная армия РФ

Фрагменты интервью с командующим Объединенных сил на Донбассе генерал-лейтенантом Сергеем Наевым
Сергей Наев. Фото: Д. Павлов/Сегодня
- Давайте поговорим о сути изменений режима АТО на ООС на реальных примерах. Перед введением режима были сообщения о возможных изменениях и ограничениях в правах и свободах как для военных, так и для местных. Как эти изменения воплощаются на практике? Вводятся ли ограничения для местных? Как военные используют новый статус для обороны позиций?
- Вас неверно информировали. Ограничения в правах и свободах граждан Украины никогда не были целью ООС. Напротив, вся система законодательства, которой руководствуются вовлеченные в ОС государственные органы, включая части и подразделения ВСУ, направлена на соблюдение прав и свобод украинских граждан, которыми, безусловно, остаются все жители Донбасса и оккупированного ныне Крыма. Мы прилагаем усилия для стабилизации ситуации, прекращения обстрелов и провокаций, прекращения преступного трансграничного бизнеса, создания условий для мирного и безопасного возрождения всего Донбасса, который был и остается неотъемлемой составляющей Украины. ВС выполняют свою часть этой работы присущими им методами, и обязательно выполнят поставленные задачи.
Кстати, вы вспоминаете также о каких-то ограничения в правах и свободах военнослужащих. Могу сказать, что с правовой точки зрения военнослужащие после начала ООС и принятия соответствующего законодательства Украины чувствуют себя более защищенными. Они знают свои права, свой правовой статус и уверены в правомерности своих действий по защите и освобождения оккупированных территорий.
- Но вы ничего не сказали о сущности изменений, которые произошли в ООС по сравнению с АТО...
- Если говорить коротко, вся сущность изменений, связанных с переходом от АТО к ООС, заключается в том, что сейчас руководство операцией осуществляет штаб ОС, то есть – управляют военные. Им подчинены все подразделения сектора безопасности и обороны – Нацполиция, СБУ, пограничники. Мы координируем деятельность в рамках военно-гражданских администраций – это широкая и разнообразная деятельность. По моему поручению сотрудники Нацполиции и Нацгвардии почти каждую неделю проводят специальные мероприятия по обеспечению законности и правопорядка в городах и поселках Донетчины и Луганщины.
Согласно действующему законодательству, в ОС введены понятия района боевых действий и зоны безопасности. Там действуют временный особый порядок и ограничения в свободе передвижения, которые вводятся в первую очередь из соображений обеспечения безопасности граждан.
Например, одна из задач такого особого порядка – борьба с несанкционированным вывозом оружия, боеприпасов, взрывчатых и других опасных веществ из районов конфликта, которая обусловливает необходимость усиленного контроля за въездом-выездом.
В то же время уже более полутора месяцев мы направляем свои усилия на уменьшение количества стационарных блокпостов. Зато увеличиваем количество мобильных блокпостов для повышения комфорта перемещения местного населения.
Еще одна функция таких мобильных групп – создание эффекта неожиданности для преступников и диверсионных групп противника. Благодаря мобильному блокпосту практически каждую неделю гвардейцы задерживают лиц, подозреваемых в сотрудничестве с незаконными вооруженными формированиями – так называемыми "ДНР" и "ЛНР".
- Вы, как военный человек, говорите о мирной и стабильной Украине. Несколько странно, ведь война, похоже, не утихает.
- Ничего удивительного в этом нет. То есть, если раньше, во время АТО, военное командование занималось только присущими им функциями, в частности ведением боевых действий, то сейчас мы имеем большое влияние на гуманитарную составляющую в регионе. Постепенно восстанавливается инфраструктура, проводится работа с местным населением, предоставляется гуманитарная помощь. Среди нас, военных, никто не считает жителей Донбасса врагами. Эти люди являются полноправными гражданами Украины, соблюдением прав и свобод которых занимается украинское государство, в том числе – с помощью ООС.
Мы перестали мириться с безнаказанными обстрелами оккупационными войсками наших позиций. Решение об открытии огня принимает лично каждый военнослужащий, если ему угрожает опасность. Украинский солдат не мишень в тире, для оккупантов расплата за пролитую кровь наших воинов будет неизбежной – сейчас и в будущем. Именно поэтому ответ на обстрелы наших позиций, мирных городов и поселков будет неотвратимым для этих бандитов. У нас хватит профессиональных навыков, чтобы военная сила применялась исключительно "по адресу", точечно, и главное – результативно.
***
- Исходя из данных разведки, как восприняли боевики то, что у нас АТО стало ООС?
- С началом проведения ООС изменилась тактика и поведение врага. Он начал испытывать новые ОС. Начал прибегать к провокационным обстрелам, используя весь арсенал оружия, в том числе запрещенного Минскими соглашениями. Многократно увеличилось количество артиллерийских обстрелов и количество снарядов, выпущенных по личному составу ОС. Ни один из этих обстрелов, ни одна из провокаций не остались без ответа.
Противник начал активно применять БЛА российского производства, такие как Орлан-10. Он проверял на прочность нашу ПВО. Она себя проявила. БЛА, сбивались, "давились" средствами радиоэлектронной борьбы, в том числе производства военно-промышленного комплекса Украины. ПВО показала свою способность противостоять воздушном врагу, в данном случае – современным БЛА российского производства. Конечно, когда испытывается система ПВО за счет БЛА, это является попыткой противника решить комплекс его оперативных, тактических и оперативно-тактических задач. В том числе – "вскрыть" нашу систему ПВО, места размещения радиотехнических войск и увидеть, являются ли они эффективными. И они это увидели. Они не разоблачили нашу систему противовоздушной обороны, потому что мы, военные люди, знаем такое простое слово, как "маневр". Никто на одном месте дважды за короткий промежуток времени уже не будет находиться. Постоянные маневры и перемещения является залогом успеха в бою.
Что касается наземных групп. Противник также начал их активно использовать по отношению к ОС. Он испытывал на прочность бригады, обороняющиеся на переднем крае. Мы видели и в мае, и в начале июня, как хорошо обученные военные ВСУ из состава ООС брали в плен диверсионные группы противника. Противник понял, что и таким образом он не будет иметь преимущества перед ОС.
Последовательно, шаг за шагом мы начали тренировки и ежедневные проверки боевой готовности всех сил и средств. Начиная от снайперских пар и вплоть до авиации. Противник понял, что перед ним ОС, которые хорошо подготовлены, которые свою подготовку повышают, ежедневно работают над этим. Мы видим, что сейчас активность противника пошла на спад. Он не оставляет попыток каким-то образом проявить себя, показать мнимую способность противодействовать ОС. Враг был вынужден снизить свою активность.
- Трудно было после вступления в должность найти общий язык с военными, были какие-то сложности?
- Я на войне с 2014 года. Начал службу в должности начальника штаба оперативного командования "Юг" и с первых дней войны принимал активное участие в подготовке и управлении боевыми действиями на востоке нашей страны. В дальнейшем был руководителем сектора "Б", (потом сектор "Донецк", оперативно-тактическая группировка "Донецк"). Я в ВСУ служу давно, поэтому всех командиров воинских частей, бригад, полков, даже батальонов знаю лично. На уровне общения, личных отношений проблем нет. Я могу дать оценку каждому своему подчиненному.
- Такие батальоны, как, например, "Айдар", вошли в состав вооруженных сил и на данный момент есть в ООС. Почему до сих пор этого не сделал "Правый сектор"? В чем заключается конфликт?
- Никакого конфликта не существует. "Конфликт" разгорается в нечестных СМИ прокремлевского направлении. Есть закон об интеграции Донбасса. В нем четко прописано, какие силы и средства могут привлекаться к ООС. Этим законом не предусмотрено участие "Украинской добровольческой армии", "Добровольческого украинского корпуса "Правого сектора". Я, как гражданин Украины, как командующий ООС, уважаю закон и обязан выполнять все законные требования. Другого пути просто не существует. Нельзя же сказать, что "закон один для всех, но мы сделаем для кого-то исключение"? Я так не привык. Я военный человек. Я понимаю "черное", "белое", а "серое" – я не понимаю. Если закон один для всех, то он и для меня, и для бойца ДУК (Добровольческий украинский корпус "Правый сектор").
Давайте будем откровенны: если существуют законы и если общество хочет сделать для кого-то исключение, я не против. Внесите изменения в закон, сделайте. Почему на меня, на командующего, перебрасывают свою работу те, кто должен заниматься законотворческой деятельностью? Я не занимаюсь законотворчеством, я занимаюсь выполнением требований закона, в том числе, и в проведении ООС. Во время общения с Дмитрием Ярошем я говорил, что добровольцами являются не только представители УДА (Украинская добровольческая армия) и ДУК. Они есть. Но добровольцами являются все, кто добровольно пришел сопротивляться российскому агрессору и достичь единой для всех победы. Добровольцами являются ВСУ, я сам являюсь добровольцем, я добровольно борюсь с врагом. Добровольцы служат и в Нацгвардии, и в СБУ, и в Нацполиции. Они все являются добровольцами. Я уважаю всех без исключения добровольцев, я их не делю – почему некоторые считают, что кто-то лучше других? В ВСУ – все хорошие. Командиры, солдаты. Самое ценное для меня – это солдат. Я, кстати, тоже солдат. Просто звание другое, и обязанности больше. Обязанности возлагают большую ответственность.


- Недавно много шума наделало ваше заявление о том, что добровольцам нечего делать на линии фронта. Что вы имели в виду? Каково ваше отношение к добровольцам вообще?
- Не хотел бы подталкивать волну вокруг этой темы, если вы спросили... Во-первых, к добровольцам я отношусь с большим уважением. Наконец, те военные, которые после начала российской агрессии были призваны по мобилизации, уже давно уволились. Поэтому правомерно говорить о том, что все военнослужащие, которые сейчас защищают Родину с оружием в руках, которые подписали контракт на службу в ВСУ – все они... Все мы являемся добровольцами. Военные, волонтеры, просто неравнодушные люди...
Хотел бы также напомнить, что в 2014 г. десятки тысяч граждан добровольно пришли в ряды ВСУ, Нацгвардии, добровольческих формирований. Благодаря этому государство устояло и остановило агрессора. Защищать свою страну с оружием в руках – это долг и честь для любого гражданина. Подчеркиваю еще раз – к добровольцам отношусь с уважением, это безусловно.
Во-вторых. В районах вокруг линии разграничения действует особый порядок. Здесь не может быть людей, которые не включены в состав ОС. Если граждане, которые входили в состав добровольческих формирований, хотят приобщиться к такой боевой работе – мы дадим им возможность защищать Родину, действуя исключительно в соответствии с действующим законодательством.
Мы приветствуем стремление граждан Украины защищать страну и народ от российского нашествия. Если есть силы и желание, они могут влиться в боевые подразделения ВСУ, Нацгвардии, СБУ, привлекаемых к ООС.
Также у людей есть выбор – становиться в ряды территориальной обороны или привлекаться к военной подготовке, которую сейчас хотят пройти много граждан Украины... Можно приступать к службе в резерве и проходить соответствующую сборную подготовку в боевых частях – то есть вариантов много. Вся такая деятельность, безусловно, будет происходить под контролем государственных органов. Другого пути просто не существует.
- Когда изменился формат "АТО-ООС" и вы стали командующим ОС, как сложились отношения с представителями добровольческих формирований, не входящих в состав ни одной силовой структуры – ДУК ПС, УДА и другими?
- Я был и остаюсь открытым для конструктивного диалога. Мы общались с представителями этих формирований, я предлагал много решений по их подразделениям и дальнейшему сотрудничеству – например, их переходу в состав почти любой силовой структуры.
Уверен, что воины из добровольческих формирований смогут усилить наши войска как своим боевым опытом, так и своей мотивацией.
- У человека есть вариант – пойти в армию, где он может получить финансирование, гарантии. Если человек идет в ДУК, он не получает ни гарантий, ни финансов от государства. Почему они выбирают менее привлекательный выбор, чем служба в армии?
- Мне не объясняли, почему они так выбирают. Ярош, наоборот, мне объяснял, как бы он хотел приобщиться законным, легитимным способом в борьбе с российским оккупантом. О том, почему они выбрали такой путь, я не могу сказать.
- Как вы считаете, легализуется ДУК, или нет?
- Я не могу говорить за людей, которые принимают решение относительно предложений. Я действую в рамках действующего законодательства. Там выписаны законные требования, я о них говорю. Более того, я буду способствовать в надлежащем зачислении не только в ВСУ, но и в любое подразделение других военных формирований, входящих в состав ОС.
Я готов для всего. Но заметьте: мое уважительное отношение и мое уважение – это не проявление слабости.
- Вы были начальником оперативного командования "Восток", участвовали в конфликте с самого его начала. Сравните войну тогда и войну сегодня. Какие положительные или отрицательные изменения произошли в течение последних лет, и конкретно – с режимом введения ООС.
- На войне мне пришлось быть с самого ее начала, еще с 2014 г., поэтому есть с чем сравнивать. Вооруженная агрессия РФ на Донбассе имела много этапов. Иногда они были трагическими для нас, но даже трагические эпизоды стали примером мужества, стойкости и отваги украинского воина.
Здесь нет никакого пафоса – это истина: благодаря мужеству украинских солдат в мире узнали, кто такие "киборги", узнали о таких героях, как капитан Андрей Кизило, подполковник Евгений Межевикин, лейтенант Павел Чайка и многих других настоящих сынов Отечества. На их подвигах пишется новейшая история украинского войска и всей страны.
Тогда, в 2014 г. украинская армия освобождала город за городом. В августе того же года в ситуацию вмешалась регулярная армия РФ. Они подло вели обстрел наших позиций из реактивных систем с российской территории, точно осознавая, что Украина не будет обстреливать российскую территорию, чтобы не дать оснований для полномасштабной агрессии, как это в свое время было спровоцировано русскими в Грузии. На нашу территорию начали входить батальонно-тактические группы РФ, завязались тяжелые и кровавые бои. Позже на оккупированные территории начали заходить "гуманитарные конвои", в которых завозились вовсе не продукты питания.
Это все – бесспорные факты, задокументированные, которым есть немало свидетелей. И именно введение военных сил РФ на суверенную территорию Украины определило дальнейшее развитие событий. Если бы не вмешательство РФ, не ее поддержка, войны на востоке Украины просто не было.
***
- Как вы оцениваете подготовленность военных на фронте сегодня?
- Сравнивая ВСУ образца 2014-го и 2018 годов, могу сказать – произошли колоссальные изменения, и мы не останавливаемся на достигнутом. Не буду вдаваться в подробности организации логистического обеспечения, скажу только – это титанический труд сотен и тысяч людей. Чтобы каждый солдат был одет, накормлен, вооружен, и ничто не мешало бороться с оккупантом.
Также мы меняем подходы к ведению боевых действий, внедряем новейшие стандарты и методы применения подразделений. Сегодня передо мной стоят конкретные задачи, определенные президентом Украины – Верховным главнокомандующим ВСУ. ОС должны поставить точку в российской агрессии против Украины.
При этом президент подчеркнул, что освобождение временно оккупированных территорий состоится политико-дипломатическим путем. ОС сегодня можно сравнить с ферзем на шахматной доске в этой гибридной войне. Такую фигуру оккупантам не удастся убрать.


- В СМИ пишут, что у вас есть брат в Крыму. Правда ли это, и как вы относитесь к тому, что из этого делают информационные поводы и определенные выводы?
- Простой вопрос, простой ответ. В Крыму проживают граждане Украины. Крым украинский? Поэтому все, кто живет в Крыму, – граждане Украины. О том, что он там проживает – действительно проживает. Но это не значит, что это каким-то образом мешает мне выполнять свои обязанности. Мой брат очень внимательно слушает все мои интервью, потом у меня был с ним разговор, и он сказал: "Я все понимаю, что тобой сказано. И у меня вопросов к тебе никаких нет". У меня нет вопросов и замечаний. Мне это не мешает и не будет мешать в будущем.
Все, что касается выполнения мною служебных обязанностей, я сделаю в совершенстве – так, как меня научили. Так, как у меня в сердце, так, как я хотел бы это сделать. Поверьте, все будет хорошо.
- Относительно Минского процесса сейчас есть противоречивые мнения. Как вы видите дальнейшие события в его рамках?
- Минский процесс и Минские соглашения не мешают мне выполнять взятые обязанности, которые я принял как командующий на время проведения ООС. Мы создаем полосу обеспечения, абсолютно не нарушая Минских договоренностей. У нас это получается, и мы не чувствуем каких-то неудобств. Что касается других действий – есть военно-политическое руководство государства, которое объявило, что путь решения войны с РФ лежит в плоскости политико-дипломатического урегулирования конфликта между нами и РФ. Я, как командующий ОС, делаю только часть работы, и, поверьте, я буду делать это в совершенстве – так, как надо.

Tags: БЛА, ВСУ, Донбасс, Минск, ООС, ПВО, Россия, Украина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo diana_mihailova март 13, 2018 23:11 660
Buy for 250 tokens
https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=957736 Отметка MAS17 - рейс МН17, отметка RSD316 - Ил-96-300 авиакомпании «Россия » Малазийский Boeing 777 рейса МН17 из Амстердам - Куала-Лумпур должен был столкнуться в небе над Польшей с российским…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment