Диана Михайлова (diana_mihailova) wrote,
Диана Михайлова
diana_mihailova

Category:

Украинский вклад в восстановление исправности ливийских учебно-боевых самолетов L-39ZO

Перспективы ливийских L-39 были не так уж печальны — 24 декабря 2008 года государственное предприятие Министерства обороны Украины «Одесавиаремсервис» (при посредничестве «Укроборонсервис») и ливийская Engineering Works Company Inc заключили договор N07.АF/08-К29-3.1.1/227 на капитальный ремонт 20 ливийских L-39 и 20 двигателей АИ-25ТЛ. Ремонт должен был проходить на территории заказчика.

Примечание: Полностью см. Часть 3, Часть 4.

Стоимость контракта составляла чуть больше 13 млн USD, стоимость ремонта одного самолета — почти 316 тыс USD, двигателя — 175 тыс USD, а комплекта агрегатов на один самолет — 48 тыс USD.










Специалист около L-39ZO N1938 на ливийском АРЗ в Таманхите







Одесский ремзавод послал в Ливию бригаду специалистов на построенный еще Чехословакией завод APRO по ремонту L-39 в Таманхинте, а также поставлял туда необходимые запчасти и расходные материалы.









Ливийский Л-39 на авиаремонтном заводе
Фотография сделанная в цеху ливийского АРЗ в Таманхинте. Интересно, что на заднем плане — югославский Soko G-2 Galeb.







Несмотря на то, что прошло 10 лет с момента ливийского контракта и уже 5 лет как «Украiнa — цэ Еуропа», одесские авиаремонтники настолько зашуганы воцарившейся в этой стране свободой и демократией, что все повально бухтят — «не был, не участвовал и ничего не знаю». Из всех командированных только один клепальщик «под пытками» рассказал, что «работали на одной из авиабаз в пустыне, в 4-х часах езды от Триполи». Никаких других подробностей о своей работе в Ливии во времена позднего Каддафи он рассказать побоялся, кроме того, что «жили мы в деревянных домиках, на базе был бассейн олимпийских размеров, настольный теннис и тренажерный зал. Те самолеты, что на месте отремонтировать не могли — отправляли в Одессу».


















Отремонтированный ливийский борт
Представители Одесского АРЗ и ливийский пилот около L-39







Надо сказать, что никаких подтверждений об отправке ливийских Л-39 в Одессу нет, в том числе и в последующих многочисленных судебных разбирательствах. Известно только о планах отправить на ремонт двигатели.

Собственно реальный объем работ, который выполнили украинские ремонтники в Таманхинте вскрылся в ходе так называемого «ливийского скандала» между Одессавиаремсервис и посредником — государственным предприятием«Укроборонсервис».

Суть многочисленных судебных тяжб свелась к попытке вытрясти из Одесавиаремсервиса положенные посреднику комиссионные, в то время как контракт оказался фактически сорван из-за нового международного эмбарго, введенного против Ливии 26 февраля 2011 года в связи с началом гражданской войны.










Отремонтированный L-39 N9443 в цеху















Фото на память у отремонтированного борта N9441















Этот же борт на аэродроме. К передней опоре прикреплено водило.















Подготовка к облету после капремонта.







К сожалению, не известно какие работы одесситы успели провести в Таманхинте в начале 2011 года. Эмбарго против Ливии в ООН протащили в конце февраля 2011, после чего украинские власти продублировали эти решения и отозвали разрешение на выполнение военных контрактов. Впрочем, глядя на фотографии всплывшие в соцсетях, возникает стойкое ощущение, что украинские ремонтники в Ливии времени даром не теряли, не исключено даже, что информация о запрете дальнейшего сотрудничества шла в Таманхинт очень до-о-олго. Насколько мне известно двигатели на Украину отправлять не стали. Начало войны и эмбарго, очевидно, похоронило возможности отремонтировать на Украине двигателиАИ-25ТЛ и единственное, что оставалось сделать — поставить на откапиталенные самолеты старые движки.









Ливийский Л-39, предположительно N9431
Четвертый отремонтированный самолет — видны две последние цифры — «31», предположительно полный номер — N9431







Впрочем, это не помешало собрать и облетать первую четверку отремонтированных Л-39. На фотографиях видны отремонтированные бортаN9441, N9446, N9443 и, вероятно, N9431. Что интересно, этот факт никак не был отражен в судебных разбирательствах между Одесским АРЗ и Укроборонсервисом, скорее всего из-за того, что движки остались неотремонтированными.

Косвенным свидетельством того, что ремонт первых четырех Л-39 был закончен, является подготовка к перевозке в Таманхинт следующих четырех самолетов из Аль-Брака.










Предполетная подготовка L-39 N9446.















L-39 N9446 идет на взлет







***

15 июня 2012 года компания EWCO письмом сообщила «Укроборонсервису» о том, что руководством Департамента военных закупок Министерства Обороны Ливии было принято решение о возобновлении выполнения обязательств по ряду контрактов, в том числе контракту на ремонт 20 самолетов L-39ZO. Одновременно ливийская сторона предложила выполнения обязательств по Контракту провести в два этапа — по 10 самолетов каждый.

В «Одессавиаремсервисе» это известие восприняли с нескрываемым энтузиазмом и решили вновь командировать в Ливию своих работников для завершения работ. Проблемой стало то, что введенные против Ливии санкции не были отменены и Служба Безопастности Украины задержала ряд сотрудников направляющихся в Ливию. В качестве своего крупного успеха СБУ подало факт изъятия технологической документации по ремонту L-39, которое заводчане везли с собой в Ливию. По правилам на вывоз документации надо было получить разрешение службы государственного экспортного контроля.


По мере разгорания 2-й гражданской войны между «Рассветом Ливии» и «Ливийской национальной армии» генерала Халифы Хафтара, «рассветовцы» стали реанимировать свою авиацию. Для этого использовались как услуги закупки запчастей посредством различных «левых» фирм с Украины и Молдавии, так и наем подходящих специалистов. Например, для работы с Л-39 были в частном порядке на полугодовой контракт наняты пять бывших советских специалистов с Украины, включая двух отставных пилотов и трех спецов по обслуживанию авиатехники.

На подконтрольном в тот момент «Рассвету Ливии» аэродроме Гардабия в окрестностях Сирта имелось три L-39 не пострадавших от ударов НАТО, а также один внешне целый МиГ-25. По утверждению одного из участников работ, большинство укрытий было поражено управляемыми бомбами с полным уничтожением содержимого.











Так после налетов авиации НАТО выглядели укрытия на авиабазе Гардабия. В этом сгорело три МиГ-21 и один Су-22







«Элки» находились не в укрытиях, поэтому и уцелели. Однако состояние было довольно печальное — самолеты стояли в ангаре без ворот, со снятыми фонарями, слой пыли и грязи из кабин вычерпывали совком, потом отмывали и оттирали. Два самолета перетащили в уцелевший ангар и принялись реанимировать, третий был в еще более неприглядном виде — на спущенных шинах и с текущими баками, его оставили на месте.

В течении недели специалисты пытались поставить «элки» на крыло под аккомпанимент далекой артиллерийской канонады. Но вскоре ситуация в районе авиабазы Гардабия резко обострилась — боевики «Исламского государства» начали успешное наступление на Сирт и авиабазу пришлось бросить. Прилетевший Ми-8 забрал специалистов.

После захвата авиабазы в западной прессе стали муссироваться слухи, что теперь террористы смогут обучить собственных пилотов, но эти любители поснимать видео не придумали ничего лучшего, чем взорвать самолеты на камеру 11 июня 2015 года. Оригинал видеозаписи найти не удалось, но в сети осело два скриншота данного «мероприятия». Работавший с этими самолетами специалист опознал ангар, кроме того заметил, что одна из этих «элок» была внутри и террористы ее специально выкатили для пущего эффекта. Кстати, что случилось с третьей «элкой» и МиГ-25 неизвестно.











Скрины с видео запечатлевшего уничтожение боевиками ИГ двух L-39 на авиабазе Гардабия. Именно в этом ангаре наемные специалисты пытались их оживить.















Один из подорванных халифатчиками L-39







Тем не менее, эпопея «наших» специалистов продолжилась в Мисурате, куда их эвакуировали. На момент прибытия в Мисурату (конец января 2015) там было около 5 боеспособных G-2 Galeb, два L-39 и пара Ми-24.

Надо сказать, что Мисурата была изначально заточена на эксплуатацию югославских G-2 Galeb, которые широко использовались в местной летной школе и мисуратцы лихо управлялись с их ремонтом и подготовкой, а вот свозимые теперь сюда с разных авиабаз Л-39 были совсем незнакомы и было только 2-3 техника умевших подготовить их к вылету.

Поэтому, изначально, задача наемной группе специалистов была поставлена ввести в строй L-39ZO после «консервации», облетать, проводить ремонты, регламентные работы, а также обучить местный техсостав. Кроме того, летчики должны были оказывать воздушную поддержку экипажам ударных вертолетов и «прикрывать с воздуха г. Мисурата».

Практически сразу же ливийский старший офицер провел с каждым нанятым летчиком вывозной полет на Л-39 (который был расконсервирован самими ливийцами), проверив технику пилотирования и ознакомив с ориентирами, попутно выяснилось, что никаких карт, локаторов, приводов и пеленгаторов нет и не предвидется, а GPS-навигаторов самим ливийцам не хватает. По итогам провозного полета один из летчиков (пилот МиГ-21) получил право только на облет Л-39, а второй, опытный инструктор всю жизнь летавший на Л-39 — на летное обучение и восстановление навыков пилотирования ливийцев.

Как ни странно, но приток ливийских пилотов оказался более чем достаточным для эксплуатации вводимых в строй самолетов, поэтому речь о боевом применении уже не шла. Правда, большинство пилотов было очень возрастными — 50-60 лет, с перерывами в полетах по 18-25 лет и общим налетом от 200 до 1500 часов. Летчики приходили исключительно добровольно, из чувства патриотизма, ну и, возможно из-за денег, никакой медкомиссии при этом не проходили, каждый сам для себя решал может ли выполнить полет.

Собственно обучение проходило так. Каждый пилот вылетывал на переднем сиденье 3-4 заправки с инструктором, после чего пересаживался на заднее сиденье к уже подготовленному ливийскому летчику. В составе экипажа «новобранец» выполнял несколько боевых вылетов, потом переходил на переднее сиденье и выполнял боевые вылеты уже сам, но под контролем более опытного пилота в задней кабине. Интересно, что несмотря на большие перерывы в полетах и малый налет, ливийские пилоты показывали неплохую технику пилотирования, часть из них даже отрабатывала с инструктором штопор.










L-39ZO N1941 оснащенный подвесными баками и блоками для 57-мм НУРС С-5







Л-39 на восстановление привозили с разных авиабаз. В свое время, в девяностых-двухтысячных годах, они были законсервированы по регламенту. Для поддержания летного состояния их требовалось каждый год расконсервировать, обслуживать и облетывать, реально же они были брошены в таком состоянии на 10-20 лет — чехлы сорваны, заглушки слетели, толстый слой пыли и грязи.

Вот какое впечатление он произвел на пожилого наемного пилота с Украины, которому пришлось на них летать: «Самолеты нам попадались без ремонта и с ремонтом в Одессе (прочитал в формулярах). После капремонта в Одессе самолет выглядел так,  как будто его никто не ремонтировал, единственное отличие, это то, что краска Одесского ремзавода начала шелушиться и проглядывалась устойчивая первоначальная заводская краска. На всех самолетах (без ремонта и после ремонта) температура выходящих газов (ТВГ) двигателя превышала ограничения и только на Л-39 с зеленым носом была в норме после замены двигателя. Превышение ТВГ говорит о том, что требуется ремонт или замена двигателя (и то, что в Одессе двигатель тупо не диагностировали)«.

Стоит уточнить, что самолеты не посылались в Одессу, а ремонтировались рабочими из «Одессаавиаремсервиса» непосредственно в Ливии на местном ремзаводе в Таманхинте, и двигатели действительно, похоже, вообще не ремонтировались.

Возвращаясь к событиям 2015 года — наемные спецы «подняли» 12 самолетов Л-39. Также пришлось «перебрать» два Л-39, которые вводили сами ливийцы. На одном из этих самолетов плохо работало радио — радиостанция была подключена не к той антенне. На другом — инструктор с курсантом чуть не выкатились с полосы из-за практически не работавших тормозов, вместо тормозной жидкости в системе была одна пена. После проведения регламентных работ и необходимых ремонтов эти самолеты также были облетаны.









Л-39 ВВС Триполи
4 сентября 2016 года на аэродроме Мисураты журналисты засняли линейку из 9 L-39ZO из состава ВВС «Рассвета Ливии». К этому моменту, благодаря усилиям специалистов из бывшего Советского Союза, L-39 стали самым распространенным боевым самолетом ВВС Правительства Национального Единства, вытеснив с первого места югославские G-2 Galeb. На этом снимке видны L-39 с бортовыми номерами (по мере удаления): «1944», «9443», «9440», «3602», «9441», «1102», «3605»,» 9445″, «1108».












Та же линейка самолетов вблизи. Хорошо заметны вариации цвета камуфляжа.





Tags: l-39, ВТС, Ливия, ООН, Одесский авиазавод, Украина, Укроборонсервис, контрабанда, санкции
Subscribe
promo diana_mihailova март 13, 2018 23:11 582
Buy for 250 tokens
Отметка MAS17 - рейс МН17, отметка RSD316 - Ил-96-300 авиакомпании «Россия » Малазийский Boeing 777 рейса МН17 из Амстердам - Куала-Лумпур должен был столкнуться в небе над Польшей с российским «бортом №1» - самолетом Ил-96-300, на котором президент Российской…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments