Диана Михайлова (diana_mihailova) wrote,
Диана Михайлова
diana_mihailova

Category:

Новые БТР-4 для армии Украины: еще не сделаны, но уже трещат по всем швам - заслуга команды Айвараса




Частное предприятие «Лозовский Кузнечно-механический завод» поставило на Харьковское конструкторское бюро машиностроения (ХКБМ) три первых корпуса для изготовления БТР-4 новой партии. Но оказалось, что они пришли уже с браком. На них есть трещины. Однако на непроваренной и потрескавшейся броне стоит клеймо военного представительства Министерства обороны, подтверждающее, что с этими корпусами все в порядке. Честно говоря, это просто какой-то сюр ...

Напомню, что накануне нового года генеральный директор ГК «Укроборонпром» Абромавичус заявил, что совместно с Минобороны и при поддержке правительства, наконец, разблокировали контракт под государственные гарантии на поставку 45 БТР-4 для Вооруженных сил. Первые 12 БТР-4 уже поставлены, осуществлена ​​предоплата на ХКБМ в 125 млн. грн., таким образом, именно конструкторское бюро, которое находилось на грани банкротства, спасено усилиями новой команды концерна. Ведь и в самом деле из-за невыплаты зарплаты люди оттуда разбегались, как с тонущего корабля. Также было заявлено, что все БТР-4, и уже готовые, и последующие, будут производить из украинской брони марки «71».



Однако первые новые корпуса с «Лозовой», которые на днях доставили в Харьков, имеют четко выраженные признаки брака. Это некачественная сварка, «не провар», как утверждают специалисты, брони - то есть, пустоты под тонким слоем металла, которые могут быть легко пробиты вражескими пулями. И также трещины, которые скрываются под краской. Кроме этого, каждый из этих железных полуфабрикатов еще предстоит «допиливать напильником» с колоссальной потерей времени, чтобы можно было установить узлы и агрегаты сборочными командами ХКБМ.

Компания Defense Express получила несколько фотографий, на которых все это можно разглядеть, включая те, где на поставленных корпусах вблизи номера корпуса стоит звездочка военной приемки.











На фоне этой картины отмечу три момента, которые требуют ответов...

1. Почему за изготовление таких корпусов переплачивается частному предприятию за счет государственного?

После того, как первые 12 БТР-4 из заказанных 45 машин (по госконтракту от 2016 г. под госгарантии) передали 92-й отдельной механизированной бригаде, Айварас Абромавичус в одном из интервью назвал цену за каждую машину. Это - 33 млн. 600 тыс. грн. Итак, если такая «прозрачность», то добавлю и другие детали.

33 млн. 600 тыс. грн. - это цена для ХКБМ по контракту от 28.12. 2016 г. С 2016 года Частное предприятие ЛКМЗ существенно подняло стоимость своих услуг по изготовлению корпуса одного БТР - с 2,1 млн. до 3,2 млн. грн. «Укроборонпром» через ХКБМ перечислил средства на Лозовую на изготовление корпусов БТР-4 с учетом возросшей цены на корпуса и комплектующие. Однако Минобороны закупает и будет закупать БТР у ХКБМ по старой цене. Поэтому законный доход на каждом БТР для ХКБМ был урезан.



Вопрос: Почему государственные должностные лица - «Укроборонпрома» и Минобороны - приняли решение об уменьшении прибыли для государственного предприятия, которое находится на грани банкротства, в пользу интересов частной компании? Фактически происходит дотация частного предприятия за счет ХКБМ и это противоречит заявлениям о спасении КБ.

Также интересно, не является ли нарушением перечисление где-то 50 млн. грн. на Лозовую, когда перед коллективом ХКБМ так и не погашена задолженность по заработной плате?



2. Почему Лозовая годами остается монополистом в изготовлении корпусов для БТР-4?

Если ежегодно производить по 100 БТР-4, то на удовлетворение потребностей армии нужно десять лет. Вы понимаете кусок работы? «Почему мы закупаем БТР-3? Потому что нам не хватает нужного количества БТР-4. А почему закупаем различные колесные бронированные машины? Мы не можем получить достаточное количество ни БТР-4, ни БТР-3». Так мне объясняли в Минобороны пестроту нашего бронированного арсенала на колесах.

Сейчас всё в очередной раз уперлось в темпы и качество изготовления корпусов на Лозовой. После поставки первых 12 бронетранспортеров остальные 33 БТР-4 должны поступить в войска до 1 сентября 2020 г. Ожидаемый темп Лозовой - 4 корпуса в месяц. И у нас в стране нет другого места, где можно изготавливать корпуса для БТР-4 по технологии, которая привязана к 71-й броне. Так, ГП «ХКБМ» не имеет возможности закалять сталь марки 71, а ГП «Завод им. Малышева» не имеет возможности закаливания бронедеталей больших размеров (порядка 35 деталей).



Чтобы избежать зависимости от единственного на Украине предприятия, которое закаляет отечественную сталь и имеет негосударственную форму собственности, ранее на ГП «ХКБМ» был создан цикл изготовления корпусов из брони высокой твердости, которая не требует закалки. Но - из зарубежной закаленной брони. В таком варианте технологический цикл не требует участия частного ЛКЗМ. На ХКБМ и на заводе Малышева уже есть все оборудование, чтобы, по меньшей мере, удвоить количество БТР-4, которое сможет изготавливаться ежемесячно. На ХКБМ стоят новые швейцарские станки-полуавтоматы, которые позволяют обеспечить сварку корпусов с качеством не хуже, чем за рубежом.
 


При этом стоимость корпуса БТР-4, изготовленного из импортного брони, дешевле, чем из 71-й брони на Лозовой. Разница в отпускной цене за один корпус от ЛКМЗ и корпуса собственного производства из импортного брони составляет более 350 тыс. грн. в пользу ХКБМ. Кроме этого, государственное предприятие за каждый корпус дополнительно получало бы более 320 тыс. грн. по фонду заработной платы.

Поэтому как удается в таких условиях все сбрасывать только в одну корзину Лозовой?

Мне говорили: «Ты знаешь, каждый корпус БТР-4, изготовленный на Лозовой из 71-й брони – это «дойная корова». Она дает «молоко» всем, ее нельзя трогать». Конечно, я в такую ​​примитивную реальность не верю. Потому что у нас борьба с коррупцией на всех фронтах. Но, действительно странно, что за шесть лет ни одна импортная броня на БТР-4 - ни бельгийская, ни польская, ни финская - так у нас и не прижилась.

Скажете, качество у них не то? Долгая дискуссия. Но почему импортная броня для «Онцилл», «Росомах», «Казаков» и еще трех десятков образцов бронетехники подходит, а для БТР-4 - нет. Действительно, крутой у нас БТР. Или не в БТРе дело?



В «Укроборонпроме» не приложили усилий, чтобы вывести из тупика вопрос стали для производства БТР-4. Пафосные заверения о важности изготовления БТР-4 из 71-й брони - это одно. Реальность - другое. Приведу статистку по корпусам БТР-4, изготовленным из 71-й брони на ЛКМЗ. По данным, которые я уже приводил в своих публикациях, в 2011-12 гг. на 30 БТР-4, поставленных инозаказчикам, были обнаружены трещины. С 2014 г. во время эксплуатации 127 БТР-4Е и машин на их базе, которые были изготовлены на ЛКМЗ и эксплуатировались в военных подразделениях ВСУ и НГУ, было зафиксировано 53 случая дефектов корпусов в виде трещин, из них 11 - в 2018 г. При этом в некоторых случаях наблюдались множестве трещины. Основные дефекты - трещины в корпусе на переднем броневом листе на верхней части корпуса. Для примера - смотрите рисунок, где обозначено количество таких трещин на конкретной машине.





А чтобы не было иллюзий по поддержке национального производителя брони, то такая деталь. Выплавка 71-й брони осуществляется на ОАО «Металлургический комбинат «Азовсталь». Но эти заказы для металлургов непрофильные и малоинтересны. В общем объеме металлопроката «Азовстали» заказ для наших военных - не более 0,5%. А мороки много. Поэтому и не видят на «Азовстали» смысла напрягаться. Мол, берите то, что выходит из наших станков, которые на самом деле не рассчитаны на допуски, необходимые конструкторам. Поэтому как всегда: имеем то, что имеем.

3. Почему мозоли важнее IQ?

Как вообще так получилось, что ХКБМ из конструкторского бюро превратилось в обычное сборочное предприятие? Это - полное непонимание его сути и задач. Сварщики и сборщики, которых можно научить собирать БТР за полгода, не способны разработать новую боевую машину пехоты, завершить модернизацию Т-64, довести до ума проекты «Краб» и «Бастион», сделать из БТР-4 роботизированную платформу, оценить, переварить и адаптировать достижения «Ноты», реализовать новые проекты от инозаказчиков - от «Фертины» и далее. В этих направлениях доходов для государства потенциально больше, чем от мозолей у конструкторов.



Выполнение контракта с Минобороны на поставку БТР-4 силами ХКБМ вовсе не означает, что конструкторское бюро должно быть убито как мозговой центр бронетанковых компетенций. Но именно к этому идет.

Что дальше?

Злые языки утверждают, что генеральный директор ГК «Укроборонпром» Айварас Абромавичус встречался с владельцем ЛКМЗ, бывшим народным депутатом и влиятельным бизнесменом Анатолием Гиршфельдом. Не важно, когда это было – то ли когда в «УОПе» принимали решение об изготовлении корпусов БТР-4 только на Лозовой. То ли когда президент посещал Харьков, удивлялся упадку нашего Танкограда и призвал бизнесменов помочь «оборонке». Но разве о такой помощи шла речь?

Поэтому сейчас у гендиректора «Укроборонпрома», думаю, актуальна возможность еще раз оперативно встретиться с владельцем Лозовой. И начать исправлять ситуацию. Или взять на себя всю ответственность за саботаж при выполнении государственного заказа.



Аналогичные вызовы сейчас стоят и перед Министерством обороны. Недавно был случай, когда военная приемка ввела в заблуждение руководство Минобороны относительно реального состояния разведывательного корабля, который изготавливается по ГОЗ под государственные гарантии на ПАО «Кузница на Рыбальском». Акт 818-го Представительства Заказчика был фиктивным. Что, история повторяется, но уже в Харькове?



Как случилось, что 85-е представительство заказчика не увидело, в каком состоянии поступили корпуса из Лозовой на ХКБМ? Что случилось с вниманием у руководства 85-го представительства Олега Плющакова или у его подчиненных, когда они наблюдали за изготовлением или принимали новые корпуса будущих «четверок»? Особенно если вспомнить тот напор и сверхбдительность, с которой в прошлом году восемьдесят пятой военная приемка велась «заруба» против финской стали. Ее председатель Плющаков «защищал» государство от «мусора», сертифицированного странами НАТО, но неожиданно легко согласился принять откровенный брак с ЛКМЗ.

Это все имеет ощутимый привкус коррупции. Как, собственно, и сама приемка в нынешнем её виде выглядит коррупционным рудиментом и коррозионным пятном на репутации Минобороны. Такое впечатление, что в военном ведомстве не спешат зачистить эту «коррозию». Учитывая это, кажется, что ГБР имеет все необходимые основания изучить более тщательно историю некачественных и выборочных проверок военной приемки из Харькова.

А возвращаясь к месту и роли «Укроборонпрома» в перевооружении армии - в моем понимании, это главная миссия концерна - скажу так. Внимание к диджитализации, трансформации и коммуникации, это, конечно, супер. Но слайды и презентации «Укроборонпрома» о хорошем будущем не заменят реальное руководство и контроль за текущими процессами. А это - грязь, пот и ответственность. Или ответственность в стране - уже не в тренде? Посмотрим. БТР-4 вновь покажут, кто чего стоит ...

Tags: БТР-4, Бельгия, ВТС, ГОЗ, Завод им. В.А. Малышева, ЛКМЗ, Польша, Укроборонпром, Финляндия, ХКБМ им Морозова, коррупция, финансы, цирковое училище, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo diana_mihailova march 13, 2018 23:11 579
Buy for 250 tokens
Отметка MAS17 - рейс МН17, отметка RSD316 - Ил-96-300 авиакомпании «Россия » Малазийский Boeing 777 рейса МН17 из Амстердам - Куала-Лумпур должен был столкнуться в небе над Польшей с российским «бортом №1» - самолетом Ил-96-300, на котором президент Российской…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments