Диана Михайлова (diana_mihailova) wrote,
Диана Михайлова
diana_mihailova

Categories:

Как Моше Даян на Вьетнамскую войну отправился

Даян во время Шестидневной войны


Самый известный начальник генштаба Израиля отправился во Вьетнам, прежде чем стать министром обороны. В своих путешествиях по болотам Дальнего Востока Моше Даян хорошо научился воевать.

После пяти лет пребывания на посту министра сельского хозяйства политическая карьера самого известного руководителя аппарата в истории Израиля сильно пошатнулась. В 1965 году он вступил в партию Рафи, основанную его давним покровителем Давидом Бен-Гурионом. Эксперимент не удался; партия, которая выступила против правящего движения за трудовое уравнивание, получила всего десять мандатов на всеобщих выборах. Даян «упал» от министра сельского хозяйства до маргинального оппозиционера. Он наметил своей целью министерство обороны, но отчаянно нуждался в новом опыте, который помог бы ему реализовать его амбиции.

Год спустя он получил предложение, от которого не смог отказаться: газета «Маарив» предложила ему вылететь в Южный Вьетнам и присоединиться к американским войскам в качестве репортера. В Кнессете состоялись бурные дебаты об этой поездке во Вьетнам. Решение Даяна поехать в разрушенную войной страну подверглось критике со всех возможных сторон: его однопартийцы расценили это как ошибочный шаг, а Генеральный секретарь МАКИ (ха-Мифлага ха-коммунистит ха-исраэлит, Коммунистической партии Израиля) Шмуэль Миконис вообще осудил путешествие и заявил, что присутствие на театре военных действий в такой спорной войне столь известного израильтянина повредит нейтралитету Израиля. Министр иностранных дел Абба Эбан отмел это возражение, но выразил недоумение по поводу поспешности решения, спросив, почему Даян вообще не консультировался с правительством перед отъездом. Но Даян не отменил поездки.

Перед посадкой в самолет он объяснил журналисту газеты «Давар»: «Эта поездка во Вьетнам не выражает солидарности или противодействия действиям Америки в этой стране. Я еду во Вьетнам, чтобы увидеть политические и военные аспекты того, что там делается, и я верю, что во время моего визита можно многому научиться». Серия статей и дневник, опубликованные в течение десяти лет после этой поездки, доказали, насколько он был прав.

davar471966.jpg

«М. Даян уехал во Вьетнам через Париж, Лондон и Вашингтон...». Статья, опубликованная 4 июля 1966 года в газете «Давар»




Сначала Даян полетел в Париж, чтобы услышать от сверхдержавы, которая до описанных событий правила Вьетнамом, почему она не смогла сохранить контроль над страной. Он встретился, в частности, с генералами Луасьоном и Нико, которые служили в регионе до поражения французов. Практически по каждой теме они высказали противоположные мнения. Генерал Луасьон сказал: «Трудность американцев – негативное общественное мнение во всем мире и внутри Америки, население которой отказывается поддерживать необходимые жесткие шаги. Если бы не это, «в военном отношении всё можно было бы сделать удовлетворительно». Он считал, что силы повстанцев на севере истощились. Даян высказал опасение: «Я, скорее всего, приеду слишком поздно: к тому времени, когда я доберусь до Сайгона, между Вьетконгом и американцами уже наступит перемирие». Генерал Нико видел ситуацию иначе. Он сказал Даяну, что воздушные налеты должны быть прекращены, а все усилия направлены на получение разведданных. Американцы ищут «радикальных действий, чтобы раз и навсегда положить конец битве», но они обнаружат, что только длительная битва победит Вьетконг (4 июля 1966 года, «Вьетнамский дневник»).

Из Парижа Даян полетел в Лондон, чтобы поговорить с героем Второй мировой войны фельдмаршалом Бернардом Ло Монтгомери. Монтгомери имел четкие взгляды на тему Вьетнама. Он рассматривал Китай как растущую державу, а коммунизм – как метод управления, хорошо подходящий для Азии. «Американцы ошибаются, желая там навязать свой образ жизни», — подытожил Даян встречу. «Мы уехали через два часа, и он расстался со мной, сказав: «Когда вы вернетесь из Вьетнама, то придете и скажете мне, что американцы сумасшедшие» (10 июля 1966 года, « Вьетнамский дневник »).

Из Лондона Даян полетел в Вашингтон. Здесь он мог задать несколько острых вопросов представителям американских военных. Ему было трудно поверить утверждениям, что зимняя атака Вьетконга побеждена войсками генерала Уэстморленда. Если соотношение армии США и сил Северного Вьетнама было действительно три к одному, а подполье Северного Вьетнама не обладало «танками, артиллерией и, прежде всего, не имело никаких воздушных сил, в отличие от американцев, у которых есть все вышеперечисленное – мне трудно понять, почему американцы не добились окончательной победы» (14 июля 1966 года,«Вьетнамский дневник»).

25 июля Даян приземлился в Сайгоне, столице Южного Вьетнама. После десятков разговоров и встреч, праздничного ужина и неофициальных объятий Даян устал от слов и потребовал помощи. Он провел следующий день в том, что назвал «бумажной зоной». Ему были выданы три разных журналистских удостоверения: американское, южно-вьетнамское, израильское. Он экипировался соответствующей армейской одеждой и прошел необычайно впечатляющий военный инструктаж от сержанта, который на каждый вопрос говорил, что не знает, как ответить, «что он всего лишь офицер по связям с общественностью». В конце этого долгого дня Даян получил желаемое: отправился на саму войну.

Несмотря на серьезный возраст (тогда ему было 51), американские сопровождающие поняли, что этот одноглазый журналист уже видел в жизни битвы. Он не боялся приближаться к часто меняющейся линии фронта, участвовать в засадах, переходить вброд реки, погружаться в грязь. «Он движется как червь по горячей земле», – сказал один из американских командиров.

1018316866.jpg

Моше Даян дремлет на земле Вьетнама. Фото: коллекция Дана Хадани

Без имени-1.jpg

Моше Даян сопровождает военный патруль во Вьетнаме. Фото: коллекция Дана Хадани

...Вскоре после своего возвращения из Вьетнама, во время Шестидневной войны, Даян получил желанное назначение министром обороны. Посещение зоны военных действий и беседы с «соучастниками» этого длительного исторического события сыграло огромную роль. Многое из того, что Даян увидел во Вьетнаме, в своих военных действиях с большим успехом начал применять Израиль.



Моше Даян во время форсирования реки во Вьетнаме Фото: коллекция Дана Хадани


Ставший политическим лузером в Израиле Моше Даян съездил во Вьетнам в качестве журналиста газеты «Маарив», чтобы в труднейших тропических условиях впитать опыт этой войны и применить его на израильской практике, добившись нового военного назначения.

Во Вьетнаме журналист Даян сначала был назначен в 7-ю эскадрилью второй бригады Первой морской дивизии, а затем в «Зеленые береты» – спецназ армии США.

Моше Даян во Вьетнаме, август 1966 года.jpg

Перелет к полю боя. Фото: коллекция Дана Хадани

После первого дневного патрулирования со своим участием он не смог утаить собственное профессиональное мнение: сказал командирам, что усиленные американские патрули на реках не помешают вьетнамцам провозить оружие и боеприпасы контрабандой; американцы не останавливают каждую лодку и не проводят тщательный обыск. Он предложил значительно сократить патрулирование «и размещать воздушное и морское подкрепление в определенных местах, которые могут быть мобилизованы с помощью двусторонней радиосвязи» (27 июля 1966 года, «Вьетнамский дневник»).

03802-001-49-451x600.jpg

Форсирование реки. Фото: коллекция Дана Хадани

Вокруг него царили американская мощь и высокомерие: авианосцы сражались с деревянными лодками, танки атаковали деревянные хижины и вертолеты, беспощадно преследуя пару едва вооруженных партизанских воинов. Несмотря на это, разговоры Даяна с солдатами и офицерами оставили у него позитивное впечатление: «Либеральные, опытные, приятные и спокойные. Как личности они – золото. Но до момента: пока не затронешь власть США. На эту тему даже в разговоре они совершенно негибки».

То, что он видел, убеждало его в том, что война во Вьетнаме была имиджевой войной, в которой северные вьетнамцы платили высокую цену за попытку бросить вызов сверхдержаве: «У меня сложилось впечатление, что это не партизанская война, и даже не война против Хо Ши Мина [командующего северными вьетнамскими войсками], а американская война против всего мира. Чтобы продемонстрировать свою силу и стойкость своих решений всем (включая Англию, Францию, СССР) и дать понять: когда американцы вступают в бой – они непобедимы» (29 июля 1966 года, «Вьетнамский дневник»).

Даян не просто наблюдал военный опыт и сражения: в отличие от многих солдат и командиров, с которыми он встречался, он пытался понять, как будет выглядеть разделенная страна после окончания войны – предполагая, что она будет завершена к удовлетворению американцев. Он брал интервью у солдат, которые ранее работали в области вьетнамского регионального развития: в сельском хозяйстве, в строительстве инфраструктуры для школ и системы здравоохранения. Именно от них он услышал распространенный прогноз американских военных: потребуются десятилетия, чтобы местные жители смогли создать «региональную администрацию, которая взяла бы бразды правления в свои руки» (3 августа 1966 года, «Вьетнамский дневник»).

Моше Даян делится зерном с местной семьей во Вьетнаме, август 1966 года.jpg

Даян ест кукурузу с местной семьей. Фото: коллекция Дана Хадани

Даян не пощадил старших командиров, жестко их раскритиковав: он публично не поверил генералу Уэстморленду, что целью армии является помощь вьетнамскому народу. На этом этапе войны целью Америки было полное уничтожение Вьетконга. «Ничего общего с оказанием помощи вьетнамцам: просто американская война против Вьетконга. Неважно, как они достигли этой точки – из-за желания помочь вьетнамцам, поддержать Женевское соглашение или по любой другой причине. На этом этапе они не остановят войну, даже если этого потребует благо вьетнамцев (а кто это решит?)».

Это не было пессимизмом. Даян поддержал право мощной военной сверхдержавы, такой как Соединенные Штаты Америки, стрелять на поражение «после выстрела вражеского снайпера». Тем не менее он категорически высказался против того, что он назвал «американизацией мира». Американская система медицины, обучения, управления чужда здешнему миру, а, значит, бессмысленна. Вьетнам, как и любая другая страна, может получать внешнюю помощь, но не патронаж; его прогресс должен быть органичным и независимым – через совет и помощь, а не через диктовку и укрощение» (4 августа 1966 года, «Вьетнамский дневник»).

Статья с этими выводами опубликована 16 октября 1966 года.

maariv28101966-442x600.jpg

«Путь Хо Ши Мина не может быть заблокирован бомбами» – предпоследняя статья Моше Даяна в «Маарив». 28 октября 1966 года

Выводы Даяна опубликовали не только в Израиле: его статьи появились в британской газете Sunday Telegraph, французской Le Figaro и американской Washington Post. Пребывание Даяна во Вьетнаме муссировалось в прессе различных арабских стран, которые опасались вмешательства Израиля в войну.

Вьетнамское приключение Даяна дало жизнь одному из наиболее изношенных клише, постоянно цитируемому отцами-основателями Израиля, – нужно, чтобы Государство Израиль само решало свои проблемы. «В Израиле, когда мы говорим об «американском участии», мы должны знать, что означает американская военная помощь: это не передача Седьмого флота под командование ЦАХАЛ, а, наоборот, передача израильского суверенитета американским войскам. Чтобы сохранить независимость союзника, они сначала забирают его себе на хранение» (29 июля 1966 года, «Вьетнамский дневник»).

Несмотря на то, что пятидесятиоднолетний и одноглазый Даян перемещался и действовал на равных с молодыми американцами, вьетнамские условия его потрясали: «Я видел грязь раньше в своей жизни, мы вставали на колени, работая первые годы в мошаве Нахалаль, но я никогда раньше не видел грязи подобной этой. Главным образом надо сказать «спасибо» танкам, которые размалывают землю, влажную от непрекращающихся муссонов» (13 августа 1966 года, «Вьетнамский дневник»).

С легким утомлением от усталости и переживаний долгого вьетнамского дня Даян описывал то, что мешало ему спать на базе в самом сердце вьетнамских джунглей: «Ночью я нанес на себя двойной слой репеллента от комаров. Сон затруднен: комары и артиллерия. Артиллерия внутри периметра лагеря сотрясает землю и стены каждым выстрелом (особенно калибр 175 мм). Кроме того, вы замечаете различие между «выходящими» бомбами – американскими орудиями, стреляющими наружу, и «входящими» – вьетнамскими бомбами, которые взрываются внутри лагеря» (22 августа 1966 года, «Вьетнамский дневник»).

1018316866 (2).jpg

Бритье в джунглях. Фото: коллекция Дана Хадани

К концу пребывания во Вьетнаме Моше Даян убедился в том, что подобная война, которая длится долго, заведомо проиграна. По его оценке, армия США имеет силы, чтобы уничтожить Вьетконг, но никогда не сможет искоренить поддержку большинством жителей страны битвы Севера за независимость.

Отсюда и родилась его стремительность в решении всех военных вопросов Израиля, принесшая реальные плоды.

1018316866 (3).jpg44.jpg

Моше Даян в джунглях Вьетнама. Фото: коллекция Дана Хадани






Tags: Вьетнам, Израиль, США, история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo diana_mihailova march 13, 2018 23:11 623
Buy for 250 tokens
https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=957736 Отметка MAS17 - рейс МН17, отметка RSD316 - Ил-96-300 авиакомпании «Россия » Малазийский Boeing 777 рейса МН17 из Амстердам - Куала-Лумпур должен был столкнуться в небе над Польшей с российским…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments