Диана Михайлова (diana_mihailova) wrote,
Диана Михайлова
diana_mihailova

Categories:

Моя позиция однозначна: сейчас никакого сотрудничества с Российской Федерацией быть не может-Уруский



В июле Кабинет министров пополнился новым ведомством - Министерством по вопросам стратегических отраслей промышленности. Идея создать новый орган исполнительной власти, который бы занимался вопросами промышленности, обсуждалась уже длительное время, однако при формировании правительства Дениса Шмыгаля вакантную позицию заполнить не удалось. Руководитель вновь созданного ведомства, вице-премьер Олег Уруский утверждает: тоже сначала отказался от предложения. Хотя делал его Владимир Горбулин, в команде которого действующий вице-премьер работал в СНБО и космическом агентстве еще в далеких 1990-х. Убедил согласиться, рассказывает чиновник, личный разговор с Владимиром Зеленским. Приоритетная сфера ответственности нового министерства - оборонно-промышленный комплекс, другие отрасли промышленности Олег Уруский обещает поддерживать - если попросят. Главные же усилия планирует направить на реформу «Укроборонпрома». «В том виде, в котором концерн сейчас, он существовать не может», - говорит он в интервью LB.ua. Непростой процесс реформирования ждет и Государственное космическое агентство, а два флагмана космической промышленности страны - КБ «Южное» и завод «Южмаш» - не менее сложный процесс объединения. LB.ua также расспросил Олега Уруского о перспективах украинского самолетостроения и намерения побороться с Маском.


«Первый вопрос, который задал Владимир Александрович, почему я отказался»

Соня Кошкина: Как произошло ваше назначение, как вам сделали предложение? Кто, при каких обстоятельствах?

Долгое время, начиная с 2014-2015 годов, продолжались разговоры о необходимости восстановления какого-то центрального органа исполнительной власти для того, чтобы управлять промышленностью, формировать государственную политику по промышленности. Потому что проявились серьезные недостатки, серьезные пробелы в этом вопросе. Прежде всего, депутаты говорили про оборонно-промышленный комплекс, поскольку именно в этом комплексе большинство предприятий остались государственными. В конце концов, было проведено немало «круглых столов» с привлечением экспертов, в том числе иностранных. Каждый «круглый стол» принимал решение о целесообразности образования центрального органа исполнительной власти в сфере оборонно-промышленного комплекса. Было понятно, что ситуация с государственным концерном «Укроборонпром», и, собственно, принятый Верховной Радой закон «Об особенностях управления объектами государственной собственности в оборонно - промышленном комплексе» не соответствует реалиям. Сочетание регуляторных функций и функций формирования политики и хозяйственных функций в одной структуре - это абсолютно недопустимо.

С.К .: Про «Укроборонпром» мы впоследствии поговорим. Давайте сначала о вашем назначении. Кто вам звонил, делал предложение?

На самом деле, такое решение было непростым. С апреля месяца я был назначен директором компании «Прогрестех-Украина». У меня были определенные договоренности с учредителями компании о дальнейшей работе. И поэтому, когда первые разговоры состоялись, я спокойно отказался.

С.К .: Разговоры с кем состоялись?

Скажем так, с членами номинационного комитета, в частности с Владимиром Павловичем Горбулиным.

С.К .: Хочется спросить о роли Горбулина во всей этой истории. Потому что писали, что вы, в хорошем смысле, протеже Горбулина.

Позвонил Владимир Павлович, пригласил к себе поговорить. Я ему ответил, что имею обязательства на нынешней работе и отказываюсь. Мы пообщались, я ему высказал свою позицию и на этом наш разговор был окончен.

С.К .: А после этого уже позвонили из Офиса президента?

Да, после этого состоялся звонок из приемной, и меня пригласили на разговор.

С.К .: Какие вам Владимир Александрович вопросы на собеседовании задавал?

Первый вопрос, который задал Владимир Александрович, почему я отказался.

С.К .: А что вас убедило в обратном?

Убедил непосредственно разговор с президентом. Убедило его искреннее желание, его настрой на то, чтобы наша промышленность действительно стала стратегическим направлением в развитии страны.

Олег Базар: Министерство по вопросам стратегических отраслей промышленности будет заниматься только ОПК, или, возможно, вы будете наделены функциями по другим отраслям - легкой промышленности, машиностроению, химии?

Мы готовы помогать всем. В то же время понимаем, что нас не хватит на всех. Но если, например, ассоциация легкой промышленности подготовит веские серьезные предложения, которые облегчат жизнь, создадут механизм для нормального функционирования, то мы с удовольствием рассмотрим и поддержим.

С.К .: Кроме того, что вы министр, вы еще и вице-премьер. Определены ли уже ведомства, которыми вы будете заниматься?

Пока речь идет о Государственном космическом агентстве, Государственной службе экспортного контроля, концерне «Укроборонпром».


Передача ВСУ отремонтированных танков на Киевском бронетанковом заводе Фото: ukroboronprom.com.ua


«В России была четкая программа отстранения Украины по кооперации военно-технического сотрудничества»

Андрей Водяной: Вы работали в компании «Прогрестех», которая принадлежит гражданину России Владимиру Кульчицкому. Именно российское «корни» компании, в частности, стало препятствием в ее участии в проектировании взлетно-посадочной полосы аэропорта Днепра.

Все с точностью до наоборот. Я хотел бы прояснить, какой это человек. Он украинец из древнего рода Кульчицких. Служил в советской армии, уволился из неё еще до распада Советского Союза, занялся бизнесом, создал группу компаний «Прогрестех». В конце концов, «Прогрестех-Украина" на 100% американская компания, штаб-квартира находится в Хьюстоне.

О.Б .: Но российское гражданство господина Кульчицкого и его бизнес в РФ не создают определенных рисков?

Нет. Слушайте, в 2014 году как раз в период Революции Достоинства Владимир Антонович (Кульчицкий, - LB.ua) выехал из России и переехал сюда. У него была принципиальная позиция. Сейчас он имеет право на проживание в Украине.

С.К .: Если мы уже заговорили о России. Многие предприятия и проекты в ОПК завязаны на Россию. Что с этим делать?

Моя позиция однозначна: сейчас никакого сотрудничества с Российской Федерацией быть не может в принципе. На самом деле я еще в 1990-е годы об этом говорил, потому что в России была четкая программа отстранения Украины от кооперации военно-технического сотрудничества. Они оставляли именно такие моменты, которые им трудно было компенсировать, требующие миллиардных вложений. Такие, как «Мотор Сич». Тогда они ходили, красиво улыбались в лицо, а на самом деле вели работу по максимальному удалению украинских предприятий из кооперации. Мы проснулись, когда поняли, что началась война.

Понятно, что еще с 2014-го года нужно было внедрять программу импортозамещения. Она должна быть составной частью программы реформирования оборонно-промышленного комплекса. И понятно, что государство не может взять на себя все вопросы по импортозамещению. Но определить стратегические моменты мы должны. А менеджмент, каждое предприятие должно искать европейский рынок, американский рынок, азиатский рынок. Мир на одной стране клином не сошелся.



«Укроборонпром» на международной выставке IDEF-2019 Фото: ukroboronprom.com.ua


О.Б .: По вашему мнению, должно ли государство инвестировать средства в создание новых производств для замещения российских компонентов?

У нас государство вообще мало во что вкладывало. В конце 1990-х годов, когда я еще работал в СНБО, уже тогда было понятно, к чему мы подходим. На 2005 год наши Вооруженные силы уже криком кричали о системах вооружения. А мы финансировали научно-исследовательские конструкторские работы по линии Министерства обороны на уровне 30-50 млн. долларов. Как вы понимаете, за эти средства ничего сделать нельзя. В то время один министр, помню, жалел, что ему не добавили на разработку пищевой добавки для чернобыльцев около 10 млн. гривен. То есть приоритеты были для меня не совсем понятны. И только после того, как началась война, произошел серьезный сдвиг.

А у нас столько проектов потеряно, прекрасных проектов! Например, «Свитязь», который предусматривал возвращение первой ступени ракеты «Зенит», которая должна была стартовать с «Мрии». А И. Маск реализовал это и прогремел на весь мир на двадцать лет позже!

С.К .: Как вы относитесь к новому закону «Об оборонных закупках»?

Я знаю, что к этому закону есть много замечаний. Я сам еще не успел с ним ознакомиться и в ближайшее время это сделаю. Сегодня (разговор состоялся в понедельник 20 июля, - LB.ua) на учредительном совещании нашего штаба мы этим уже начали заниматься. Думаю, завтра материалы у меня уже будут на столе, и я их изучу.

С.К .: Что за учредительное совещание? Это какая-то ваша команда?

Да, это люди, с которыми я работал. Это все люди из этой сферы, все профессионалы. Случайных людей в министерстве не будет.

С.К .: То есть президент дал согласие на то, чтобы вы заполнили вакансии своими людьми?

Да, у нас с президентом нет разногласий относительно профессионального состава команды.


«Моя позиция по «Укроборонпрому» следующая: в том виде, в котором концерн сейчас, он существовать не может»

А.В .: Критики говорят, что ваше министерство будет министерством разделения денег и распила предприятий «Укроборонпрома».

Моя позиция по «Укроборонпрому» следующая: в том виде, в котором концерн сейчас, он существовать не может. Возможно, это будет государственная холдинговая компания. Перед тем пройдет процесс корпоратизации всех предприятий. Сейчас появились идеи с кластерами. Это неплохо, но, насколько я помню, в нашем законодательном поле понятия «объединение предприятий в кластер» не существует. А я еще в 2014-м году, когда работал в «Укроборонпроме» предлагал создать 7-8 холдинговых компаний и над ними- управляющая компания. Не так, как сейчас в концерне происходит: 260 человек в штате, которые вмешиваются в финансовую деятельность предприятий; и сидит департамент безопасности, следит, как директор закупает, простите, мыло, туалетную бумагу и прочее. Управляющая компания должна смотреть, куда разместить акции этих холдинговых компаний, а не вмешиваться в финансовую и экономическую деятельность.

О.Б .: Такая реформа будет предусматривать изменение действующего менеджмента «Укроборонпрома»?

Вопрос не очень корректный, ведь директор меняется указом президента. Однако я считаю, что менеджмент должен быть серьезно изменен. Я сторонник корпоративного управления. Чем меньше функций будет у меня в подчиненном предприятии, тем мне спокойнее. Мне надо создавать механизм, мне надо договариваться с иностранными партнерами, мне много есть чем заниматься в министерстве. Профессионально подготовленный и профессиональный менеджмент управляющей компании - залог того, у нас все наладится и будет нормально функционировать.

С.К .: Действующие руководители «Укроборонпрома» чуть ли не ежедневно что-то пишут в Фейсбуке, отчитываются о работе. И это вызывает доверие к этой структуре. Но я немного прочитала отчетность. За 2018 год «Укроборонпром» имел 3,5 млрд. гривен чистой прибыли. А за первый квартал 2020 года 700 млн. гривен убытка и почти 5000 сотрудников сокращены. Как так получилось?

Ну вы сами и ответили, ведь ваш вопрос риторический. Это началось, когда пришли непрофессиональные менеджеры, которые считают, что знаний по экономике достаточно, чтобы управлять танковым заводом.


Ремонт десантного корабля «Юрий Олефиренко» на Николаевском судостроительном заводиФото: ukroboronprom.com.ua

О.Б .: Когда это началось?

Это началось с назначения руководителя «Укроборонпрома» в 2014 году.

О.Б .: Что в планах по созданию холдинговых компаний ждет «Укрспецэкспорт» и других спецэкспортеров?

Интересная тема. Я считаю, что спецэкспортеры должны быть выведены из «Укроборонпрома». (LB.ua). Это совершенно отдельные структуры и много интереса бы пропало к «Укроборонпрому», если бы оттуда вывели спецэкспортеров, поверьте мне. Я считаю, что количество спецэкспортеров должна быть оптимизировано. Он не может быть один, по объективным причинам их должно быть несколько. И они не должны быть в структуре «Укроборонпрома» .Мы вообще думаем о переименовании, потому что это название стало слишком токсичной.

С.К .: Не хочу сглазить, но мне кажется, если вы пойдете войной на Абромавичуса (руководитель «Укроборонпрома») и его команду, они вас просто сожрут в публичной плоскости, мгновенно.

Я не собираюсь с ним воевать. У них есть наработки, я готов их выслушать. И в принципе, наши взгляды на будущую трансформацию «Укроборонпрома» не сильно отличаются. Есть различия относительно того, какие это будут холдинговые компании, и каково их наполнение.

О.Б .: Уже сейчас нужно решать конфликты, спровоцированные действиями руководства концерна. Речь, к примеру, о замене менеджмента на ряде предприятий, например, на ГП «Антонов». Вы понимаете, как будете сейчас из этой ситуации выходить? Фактически на «Антонове» достаточно серьезный конфликт с трудовым коллективом.

Я в курсе этого конфликта. Знаете, с «Антоновым» отдельная история, потому что это уникальное предприятие. Но, к сожалению, само себя изводит. И с большой болью лишается своей былого величия в убеждении, что «мы очень крутая компания, которую знает весь мир». И так продолжается уже двадцать лет: то за одного руководителя судимся, то за другого. С коллективом можно и нужно разговаривать, но коллектив не должен управлять. Вот, например, по корпоратизации - говорят: «нельзя». Ну что значит нельзя? Потом оказывается: да нет, мы тоже за корпоратизацию, но надо учесть то-то и то-то. Так в чем вопрос? Давайте учтем, и так надо подходить к рассмотрению этой задачи. А что касается персоналий, я бы уклонился от обсуждения, у меня еще пока даже нет инструмента, чтобы это решать.



«В последние годы космическая программа у нас превращалась в то, что может сделать КБ «Южное» и «Южмаш». Это неправильно»

О.Б .: Еще об «Антонове». В интервью коллегам из «Интерфакса» вы сказали, что самостоятельно такие предприятия выживать не могут. В отрасли есть два гиганта - Boeing и Airbus, - и нужно как-то интегрироваться или кооперироваться с ними. «Антонов» им может быть интересен?

Я сегодня еще этого не знаю, и был бы очень счастлив, если бы это произошло. Надо предлагать конкурентоспособные проекты, и только тогда возникнет заинтересованность. И с ними можно выходить на разные компании. Например: с Ан-188. Boeing может заинтересоваться, так как у них эта ниша практически не заполнена. С 178-м можно другого партнера искать, а с 148-м, 158-м - еще другого. Турция заинтересована, насколько я информирован.

А.В .: Государственная авиационная компания с самолетами «Антонова», которую предлагает создать Зеленский, это реально?

Сейчас на «Антонове» у нас есть в наработках определенное количество моделей. Есть проблемы по импортозамещению, но их можно решить. Поэтому, чтобы выполнить поручение президента, нужно задействовать все механизмы и просто это сделать. Должно работать Министерство инфраструктуры как заказчик, и предложить механизм или создать лизинговую компанию. А другая сторона должна обеспечить изготовление самолетов. То есть задача - объединить усилия и договориться.

С.К .: Сколько времени это может занять?

Ну, на самом деле это не такая простая задача. Ясно, что за год она не создастся, это нужно длительное время.

А.В .: В 2015 году вы говорили, что хотите объединить «Южмаш» и КБ «Южное». И тогда буквально через несколько недель вас уволили.

Я написал заявление по собственному желанию.



Фото: facebook.com/yuzhmash



А.В .: Какой будет судьба этих предприятий?

Что касается «Южмаша», я сторонник того, чтобы Космическое агентство вернулось к тем истокам, по которым оно создавалось Владимиром Павловичем (Горбулиным, - LB.ua). Мы его задумывали как настоящее европейское агентство, которое формирует и реализует политику исследований космического пространства и является заказчиком космических услуг и сервисов. Потом я ушел оттуда, туда затащили предприятия ракетно-космической отрасли и, собственно, оно превратилось в нечто иное.

Я считаю, что надо вернуться, и там можно создавать холдинговые компании. Одна должна быть ракетно-космическая, а другая - по системам управления. Выводить их из-под управления Космического агентства. Там должен остаться Национальный центр космических средств и испытаний космических средств. «Укркосмос» может остаться.

В последние годы космическая программа у нас превращалась в то, что может сделать КБ «Южное» и «Южмаш». Это неправильно. Она должна ориентироваться исключительно на задачи государства. Если нам нужен спутник с разрешением в один метр и, если КБ «Южное» этого сделать не может, то это лишь означает, что мы его покупаем в другом месте.

Что касается объединения и присоединения. Да, действительно, наша команда Космического агентства разработала проект постановления о присоединении «Южмаша» в КБ «Южное». Проект был согласован всеми заинтересованными органами исполнительной власти - Фондом госимущества, Минэкономики, Минфином, Минюстом. Мне оставалось только вынести его на заседание правительства. Но не случилось. Если бы это было реализовано, на сегодняшний день уже забыли бы, что был Южный машиностроительный завод, КБ «Южное», а функционировал бы ракетно-космический центр «Южный». Модернизированный.

О.Б .: Сейчас вы будете предлагать это снова?

Премьер-министр мне сказал: давайте восстановим это постановление.

С.К .: У нас было большое интервью с председателем Космического агентства. Как вы оцениваете его работу?

Насколько я понимаю, у него заканчивается испытательный срок и правительство даст оценку. Мы с ним разговаривали, и я ему высказал свое видение еще в феврале после его назначения. «Воздушный старт» он поддержал, «Артиллерийский старт» тоже.

А.В .: Есть ли у Украины реальная возможность успеть за американцами в «Воздушном старте»? Насколько этот рынок вообще существует?

Рынок сейчас увеличился, потому что это же легкая ракета. На нее сейчас серьезный спрос. Конкуренция серьезная и много проектов ракет сейчас в разработке. Если, же, конечно, успеем найти инвестора ...

О.Б .: Это должен быть внутренний инвестор или внешний?

Для нас это не принципиально. У нас есть богатые люди. Не столько как в Европе или Азии, но они есть. Они могут принять решение об инвестициях - это не так сейчас большие деньги. Если мы говорим о нашем Ан-188, проекте новой ракеты, то это объем инвестиции в размере до 500 млн. долларов. Можно с арабскими странами. Единственное, что может быть, это - ограничение по РКРТ, но есть возможность не передавать технологии, а договориться с инвестором, что авиационно-техническая система будет базироваться в Украине.



Пуск ракеты-носителя «Антарес» с космодрома Уоллопс (США). Основная конструкция первой ступени разработана КБ «Южное» и изготовлена ​​«Южмашем». Фото: facebook / Yuzhnoye State Design Office


О.Б .: 500 млн. долларов - не такие большие деньги для такого проекта.

Абсолютно. Вопрос только в том, насколько мы сможем убедить, что стали цивилизованными людьми. И не будем спрашивать о своем интересе, когда человек придет с 500 млн. долларов.

О.Б .: Какие сроки реализации такого проекта? До момента, когда стартует первая ракета.

Думаю, через 3-4 года мы бы это сделали в условиях нормального финансирования.

Но есть разные точки зрения. Еще надо КБ «Южное» убеждать. Они считают, что «Воздушный старт» не очень экономически выигрышным по сравнению со стартом с космодрома. Они еще мечтают о Херсоне ...

С.К .: Космодром в Херсоне?

В наших степях. Есть расчеты, по полям падения, вроде, все в порядке. Но, так или иначе, маршруты пройдут над Турцией, и я не думаю, что наши уважаемые соседи будут этому рады.

С.К .: Что касается вашего заявления об увольнении в 2015 году у меня очень разная информация. Одни источники говорят, что на вас надавили, другие - что вы не смогли принять участие в переговорах в Париже и чтобы обошлось без скандала написали по собственному. Где правда?

Правда в том, что, когда я почувствовал, что нет поддержки в руководстве правительства, я понял, что отсутствует какой-либо дальнейший смысл. Какое бы решение я не подготовил, оно не будет воплощено в жизнь. Так что, на корзину работать?

О.Б .: Было какое-то конкретное решение?

В том числе и по «Южмашу». Кроме того, были другие нюансы. Принципиальным вопросом было отсутствие поддержки.

А.В .: Сейчас у вас есть поддержка?

На сегодняшний день пока да. Со стороны президента, со стороны премьер-министра и со стороны секретаря Совета национальной безопасности. И Верховная Рада поддерживает. Не все, но это нормально.

Соня Кошкина Шеф-редактор LB.ua
Олег Базар, Главный редактор LB.ua
Андрей Водяний Редактор отдела "Экономика"

Tags: ГКАУ, КБЮ, ОПК, Россия, Украина. Укроборонпром, Южный машиностроительный завод, санкции, финансы, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo diana_mihailova март 13, 2018 23:11 582
Buy for 250 tokens
Отметка MAS17 - рейс МН17, отметка RSD316 - Ил-96-300 авиакомпании «Россия » Малазийский Boeing 777 рейса МН17 из Амстердам - Куала-Лумпур должен был столкнуться в небе над Польшей с российским «бортом №1» - самолетом Ил-96-300, на котором президент Российской…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments