Диана Михайлова (diana_mihailova) wrote,
Диана Михайлова
diana_mihailova

Categories:

«Мы стоим под Москвой как победители, и перед нашим мысленным взором возникают горящие кварталы»




​​«Это был пролог к Сталинграду; блицкриг окончательно провалился», - офицер Рейха о Битве за Москву


Я считаю, что поворотный момент в Великой Отечественной Войне, произошел не под Сталинградом, а во время Московской Битвы. Именно тогда, немцы потеряли веру в "Блицкриг", а признавать то ,что они не готовы к длительной и затяжной войне никто не хотел.




Декабрь 1941 года. Немецкие войска.


Данная статья написана из воспоминаний полковника Вермахта Луитпольда Штейдле , который прошел всю Вторую Мировую Войну и остался жив.

Интересный момент, что у Луитпольда прозрение, относительно советской кампании , наступило гораздо раньше, чем у других немецких генералов. Уже во время продвижения к Москве, он понимал всю серьезность ситуации и писал о том, как изменился даже внешний вид германских войск:
«Внешний вид наступающих немецких войск совершенно изменился. Если в первые недели войны в России еще старались строго соблюдать уставный порядок и дисциплину, то теперь все это выглядело иначе. В наступающих войсках можно было видеть крестьянские телеги с плетеными корзинообразными бортами, часто запряженные одной клячей. На телегах передвигались солдаты, главным образом с больными ногами. Они не хотели отправляться в тыл, уже наступил период дождей, и двигаться в направлении, противоположном наступлению войск, было очень трудно».

Немецкий офицер в своих мемуарах отмечал и героическое сопротивление советских войск в Могилеве:

«Упорные бои развернулись также за Могилев, который в это время находился в 200 километрах позади острия немецкого танкового клина. Чтобы сломить сопротивление трех советских дивизий, пришлось ввести в дело семь немецких, в том числе части нашей, мюнхенской. Эти семь дивизий были задержаны здесь на целую неделю!»

Штейдле сообщает, что немецкое командование и Гитлер, намеревались занять Москву не позднее осени. Оптимизм верхушки Рейха можно объяснить тем, что они не понимали реальной обстановки на фронте.

«Главное командование сухопутных войск стало концентрировать, на Московском направлении все больше войск. Как известно, Гитлер намеревался вступить в советскую столицу хотя бы поздней осенью».


Луитпольд пишет, что у немцев даже не было сомнений в скором захвате Москвы. Они рассчитывали , что любое сопротивление будет сломлено, и к Москве, как на парад стали стягиваться начальники всех мастей:
«Мы, фронтовики, в ободранном обмундировании, производили по сравнению с этими хорошо одетыми тыловиками жалкое впечатление. Но в те дни солдаты раздобыли то, что они видели лишь изредка, — получили бутылку пива, сигареты, колбасу, сыр и шоколад. Кроме того, мы получили возможность слушать передачи с родины в отлично оборудованной подвижной радиостанции. Никто из нас не верил тому, что вещали немецкие станции, утверждавшие, что в Москве тяжелое положение, все давно бежали из Кремля, Сталин где-то на Урале. Вступление в Москву — всего лишь вопрос дней.

«Мы стоим под Москвой как победители, и перед нашим мысленным взором в кроваво-красном отблеске возникают горящие кварталы города, бесчисленные купола соборов и стены Кремля! Скорее бы это стало явью!» Так примерно один из нас рисовал в своем воображении то, что нам предстояло увидеть наяву: картины, представшие перед солдатами Наполеона».





​​Контрнаступление под Москвой вернуло немцев к реальности. Многие подразделения даже не подозревали, о том, что Красная Армия готовит наступление огромных масштабов. Немецкое командование считало, что советским бойцам едва хватает сил, чтобы держать оборону. О наступлении и речи не шло:
«Пятого декабря начались сильные удары с воздуха по тыловым коммуникациям и исходным районам, где до сих пор можно было чувствовать себя в безопасности.
Красная Армия начала на широком фронте генеральное наступление, в результате которого немецкие войска были отброшены местами до 400 километров. Несколько десятков самых боеспособных немецких дивизий было разбито. По обе стороны шоссе лежали убитые и замерзшие. Это был пролог к Сталинграду; блицкриг окончательно провалился»


В своих мемуарах Штейдле пишет, что страдали не только передовые германские части, но и весь тыл. Наступление РККА было очень стремительным, и у Вермахта даже не получалось провести более-менее организованного отхода. Всё было в спешке.
«Из полевого лазарета в Борисове эвакуировали раненых. Каждого, кто считался транспортабельным, выдворяли. Санитарных поездов не хватало. Трясясь от лихорадки, я провел два дня в товарном вагоне, сидя на походном чемодане»


На этом сражение под Москвой для офицера Вермахта закончилось.Его отправили в госпиталь с бронхитом. Я думаю, что именно это и спасло его от гибели в снегах Восточного Фронта. О провале под Москвой , он узнал от своих знакомых. В газетах ничего такого не писали.

«О том, что разыгралось под Москвой, в газетах не было ни слова. Сообщения о советском наступлении маскировались утверждениями о выравнивании фронта, запланированном занятии новых исходных позиций. Населенные пункты почти не назывались...»
Вот и еще одно свидетельство о том, что в своей подготовке к советской кампании, немцы допустили грубую недооценку противника...



Tags: Великая Отечественная Война, Германия, СССР, информвойна, история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo diana_mihailova март 13, 2018 23:11 582
Buy for 250 tokens
Отметка MAS17 - рейс МН17, отметка RSD316 - Ил-96-300 авиакомпании «Россия » Малазийский Boeing 777 рейса МН17 из Амстердам - Куала-Лумпур должен был столкнуться в небе над Польшей с российским «бортом №1» - самолетом Ил-96-300, на котором президент Российской…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments