Диана Михайлова (diana_mihailova) wrote,
Диана Михайлова
diana_mihailova

Category:

"Стратегия петляния" по Донбассу

У "Вестей" оказались эксклюзивные документы советников в "нормандском формате"

Итоговое коммюнике после встречи политических советников в "нормандском формате" в Берлине 3 июля по-прежнему не согласовано. Изначально в его тексте, предложенном 5 июля советниками канцлера Германии Ангелы Меркель (Яном Хеккером) и президента Франции Эммануэля Макрона (Эммануэлем Бонном), были пункты о прекращении огня, доступе СММ ОБСЕ в ОРДЛО, меры по реализации политической части Минских соглашений, включая написание Украиной проекта закона о децентрализации с учетом особенностей ОРДЛО, проект о проведении местных выборов на неподконтрольных территориях и включение в украинское законодательство "формулы Штайнмайера".

Кроме того, проект содержал план по разминированию территорий, дополнительные участки разведения сил и средств близ линии разграничения, намерения по организации нового обмена пленными и доступу Красного Креста, а также пункт об открытии новых КПВВ вблизи Золотого и Счастья. То есть не только действенный механизм по прекращению огня, но и основу политического урегулирования.

Но в результате длительной переписки между европейской стороной, Андреем Ермаком (глава Офиса президента Владимира Зеленского) и его российским коллегой Дмитрием Козаком (замглавы АП РФ) были согласованы лишь те меры, которые касаются предотвращения огня и введения режима тишины. И как стало известно из переписки участников, именно Украина пытается всячески обойти выполнение политической части договоренностей.

"Вести" изучили письма, эксклюзивно оказавшиеся в распоряжении редакции, с правками Украины и РФ в документ, предложенный европейской стороной, и пришли к выводу: несмотря на политические заявления президента Зеленского о готовности "пойти на все ради наступления мира" (торжественная речь во время инаугурации в Верховной Раде), украинская сторона не готова к реальным шагам по имплементации Минских соглашений.

Европейцы же де-факто предлагают Украине либо переподтвердить преданность "Минску", либо утвердить новые соглашения с частичным внедрением в их текст предыдущих соглашений. И эти идеи также "размываются" риторикой ОП в интерпретации содержания политической части договоренностей.

Обмен мнениями и "формула Штайнмайера"

К предложению европейцев, направленному в Киев и Москву Яном Хеккером 5 июля — "драфту" соглашений, — уже на следующий день поступили два ответа: от Ермака и Козака. Их текст имеется в распоряжении "Вестей".

"Я хотел бы подчеркнуть нашу общую позицию в поддержку проведения следующего саммита лидеров N4 в Берлине как можно скорее после выполнения соглашений на высшем уровне, достигнутых в Париже в прошлом году, — отметил Ермак. — В качестве доказательства проактивной позиции украинской стороны на данном этапе я готов назначить Андрея Костина (глава Комитета ВР по вопросам правовой политики) и Александра Литвиненко (директор Национального института стратегических исследований) в состав Группы экспертов N4".

В приложении к письму содержатся правки в текст, предложенный Хеккером/Бонном. К пункту о прекращении огня добавлено обязательное подтверждение со стороны СММ ОБСЕ любых военных передвижений/операций и ведения огня. Упоминание о "вооруженных формированиях ОРДЛО" заботливо вычеркнуто.

"Украинская сторона хочет показать, что она против "легализации" структур "ЛДНР", — вот и вычеркивает упоминания о них, — считает политический эксперт Руслан Бортник. — Кроме того, так она противостоит любым попыткам РФ настаивать на прямом диалоге между Киевом и Донецком в любой плоскости, будь то военный, социальный или политический формат".

Но больше всего правок касалось политической части обязательств Киева: из итогового коммюнике удалены пункты, обязывающие Киев разработать проекты изменения Конституции в части особого порядка местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей и закона об амнистии участников событий в ОРДЛО. Вместо этого было предложено "спустить" обсуждение этих вопросов на уровень Политической рабочей группы ТКГ в Минске.

Вычеркнута фраза об "учете особенностей ОРДЛО". А тезис о включении "формулы Штайнмайера" в украинское законодательство остался — на уровне консультаций в ТКГ ("с целью скорейшего достижения согласия"). Напомним, эта формула предусматривает компромисс в части получения Донбассом особого статуса на время проведения там местных выборов, а на постоянной основе — после признания результатов ОБСЕ. Параллельно с внедрением этого закона должен про­йти вывод войск и установление контроля Украины над границей (а не до выборов, как настаивает Киев).

"Такая позиция не вызывает удивления. У официального Киева никогда не было политической воли для выполнения политической части Минских соглашений — в обществе к ней неприязнь, да и элита не заинтересована, — полагает глава Донбасского института региональной политики Энрике Менендес. — При Зеленском из этой ситуации усиленно ищут выход. Я называю это "стратегией петляния", когда делают сотни абсолютно ничего не означающих публичных заявлений".

В аналогичном письме Дмитрия Козака от 6 июля подчеркивается обязательный характер режима прекращения огня, ВСУ и формирования ОРДЛО обязываются публично обнародовать приказы о "режиме тишины", перечислив ограничения. Козак конкретизирует ответственность Украины в части разминирования, определения дополнительных участков разведения войск, строительства КПВВ. А в самой главной, политической, части советник президента РФ предложил установить для Украины дедлайн: всего один день на внесение в "политическую" группу ТКГ законопроекта о децентрализации ОРДЛО. А это важный момент — в последующих письмах Украина настаивает именно на "бессрочном" характере подачи этого документа.

Также Козак прописал усиление общения между "представителями Украины в ТКГ совместно с представителями ОРДЛО" на предмет согласования Закона "Об особом статусе Донбасса" с принятием "формулы Штайнмайера". Уточнив: речь о децентрализации "с учетом особенностей ОРДЛО", статусе и полномочиях "народной милиции ОРДЛО", спецзаконе о внеочередных местных выборах на Донбассе и "амнистии". Германии и Франции предложено "использовать свое влияние" для достижения договоренностей "Украины и ОРДЛО", а напоследок Козак добавил пункт о подготовке к следующему саммиту "Нормандской четверки" ("ФРГ, Французская Республика, Украина и РФ подтверждают, что проведение встреч... не является самоцелью") и отдельно — еще раз предложил утвердить "незыблемый статус" Минских соглашений.

Вопрос выборов

Обмен мнениями имел прямые последствия. В итоговом протоколе заседания ТКГ 8 июля, что также есть в распоряжении "Вестей", прописан отказ Украины предоставить на согласование проект закона об изменении Конституции в части децентрализации.

"Принять к сведению: непредоставление Украиной в нарушение договоренностей, достигнутых на встрече политических советников "нормандского формата" в Берлине 3 июля 2020 года, в Рабочую группу по политическим вопросам проекта закона... а также отказ назвать конкретные сроки завершения работы по подготовке", — говорится в протоколе. Там же отмечен "отказ Украины в нарушение договоренностей" от учета в законопроекте "особенностей ОРДЛО". По сути, речь об отказе выполнить политическую часть Минских соглашений.

"Есть три-четыре дипломатические тактики, одна из которых — затягивание, — говорит эксперт-международник, бывший сотрудник консульской службы Андрей Мишин. — В этом случае украинская сторона выбрала именно такую. Россия, со своей стороны, — выбрала тактику "давления". Любопытно, что две другие стороны(Франция и Германия) меняют свои тактики: когда над ними доминируют США — они "тянут". Когда РФ показывает им наличие общих интересов — "давят".

Стороны взяли паузу на неделю. За это время произошло событие, которое серьезно повлияло на дальнейший ход переговоров: Владимир Зеленский отозвал из Рады постановление о проведении местных выборов (нардеп Александр Качура пояснил это "наличием технических несогласованностей") и внес новое, которое 15 июля и принял парламент.

Один из пунктов этого постановления гласит: "Местные выборы в Крыму и на Донбассе будут проведены после прекращения временной оккупации и вооруженной агрессии РФ против Украины", что, по сути, делает невозможным проведение выборов и нарушает логику как изначального варианта "берлинского" коммюнике, так и "формулы Штайнмайера".

В этом тексте есть ряд важных различий с первой версией: усовершенствован механизм координации режима прекращения огня с ОБСЕ, указано, что "тишину" нельзя дезавуировать "секретными приказами". Также оставили предложение о "ВСУ и формированиях ОРДЛО" в привязке к публичности правил режима тишины — его пытался убрать Ермак. Конкретизировали, что участков разведения должно быть "минимум три", уточнена дата начала строительства КПВВ (10 июля).

А в самом главном, политическом, вопросе оставили пункт о том, что Украина должна-таки учитывать "особенности ОРДЛО" (пункт, предусматривающий консультации с представителями неподконтрольных территорий в рамках ТКГ, принципиально вычеркивал Офис президента Украины). В переводе с "эзопового языка" дипломатов это означает де-факто особый статус Донбасса, а вот каким именно он будет — зависит от договоренностей. Пункт о "формуле Штайнмайера" изменен не был.

К указанному времени Ермак и Козак подали свои предложения. ОП снова вымарал из текста все упоминания, в которых Украина и ОРДЛО находились в одном предложении, а в политической части снова убрал "императив", обязывающий украинскую сторону учесть "особенности ОРДЛО" (и снова удалил само это словосочетание). Взамен в текст помещена расплывчатая формулировка: Украина предоставит этот закон "как можно скорее" (то есть, по сути, бессрочно — дедлайна по подаче документа нет).

"Сам по себе документ-коммюнике имеет важность: его составляют политические советники, главные аналитики, которые видят стратегию развития ситуации после принятия той или иной поправки. Каждый из них передает сигнал "наверх" и фиксирует свой подход в коммюнике — такой документ и будет показывать разность в подходах к урегулированию ситуации на Донбассе", — говорит Мишин.

Как "убили" коммюнике

В своем комментарии 20 июля Дмитрий Козак высказал разочарование "малоэффективностью абстрактных рекомендаций неопределенным участникам ТКГ", подразумевая под ними ОРДЛО и ОБСЕ. Примечательно, что ОБСЕ впоследствии отказалась участвовать в любых активных действиях по верификации режима тишины — такое решение обнародовал глава СММ Яшар Халит Чевик в тот же день (а в последующих письмах Хеккер сменил тон в отношении ОБСЕ: "Хочу напомнить всем о том, что СММ ОБСЕ является совместным активом всех 57 государств-участников, а не собственностью N4" — цитата из письма Хеккера всем советникам 21 июля).

Дальше — больше: "С учетом новых обстоятельств, связанных с принятием постановления Верховной Рады (о проведении местных выборов), предлагаю ограничиться "Совместными итогами" только в части мер по прекращению огня", — написал Козак, отметив, что это — та часть соглашения, в которой советники глав государств N4 были "максимально близки к достижению договоренностей".

То есть, теперь уже официально, Козак предложил исключить все остальные вопросы, кроме "режима тишины" — единственного, по которому было возможно достичь компромисса.

В дополнении к письму замглавы АП РФ прислал "сводную таблицу" с позицией РФ по всем предыдущим предложениям: в вопросах разминирования и определения дополнительных участков разведения войск рекомендации были названы "безадресными и декларативными", с непрописанными обязательствами сторон. А вопросы открытия дополнительных КПВВ и доступа СММ ОБСЕ к линии соприкосновения называются "утратившими актуальность".

В политической части российские дипломаты признают провал переговоров: "Договоренности, достигнутые 3 июля... были дезавуированы Украиной 6 июля в части учета особенностей ОРДЛО", — говорится в документе. Из текста следует: раз Киев не предоставляет проект поправок в Конституцию (особенно после решения Рады проводить местные выборы без ОРДЛО), то остальной диалог не имеет смысла.

Остальные вопросы предложил обсудить по телефону или лично — "после окончательного официального определения позиции Украины о судьбе Минских соглашений". И финал: "Если представители Украины в ТКГ и в дальнейшем будут занимать прежнюю позицию, решение ТКГ о согласовании правовых аспектов особого статуса ОРДЛО вряд ли состоится".

Схожая критика звучит и в отношении готовности Киева рассматривать "формулу Штайнмайера", и по организации следующего саммита N4.

Дмитрий Козак ответил 21 июля, разослав письмо по трем адресам — Ермаку, Бонну и Хеккеру: "Практическая ценность совместных рекомендаций будет не выше ценности бумаги, на которой они изложены, — перефразировал он Отто фон Бисмарка. — В условиях, когда все решения ТКГ могут быть приняты только единогласно (а СММ ОБСЕ не согласна участвовать в механизмах обеспечения прекращения огня), очевидно, что указанные рекомендации реализованы не будут".

С этого момента из коммюнике исчезает как "политическая" часть, так и пункты об обмене пленными, разведении войск, разминировании или открытии КПВВ. Документ "усыхает" до объема одного листка А4, автоматически превращаясь в "Меры по усилению режима прекращения огня". Их и подписала ТКГ в Минске 22 июля.

"Спектакль с имитацией"

В тот же день Хеккер отправил еще одно письмо, в котором согласился с необходимостью акцента на "режиме тишины" (в отсутствие иных итогов), и предложил механизм его реализации: провести телефонную конференцию N4. А также расставил акценты: формулировка "ВСУ и формирования ОРДЛО", предложенная РФ, все-таки должна быть в тексте ("предлагаем включить в одно предложение в начале"); разговор о "совместных обязательствах Франции, Германии, России и Украины" несвоевременен.

"В заключение мы предпочитаем воздержаться от предложения, в котором Германия, Франция и РФ используют влияние на Украину", — заявил советник канцлера Германии. Из письма следует: европейская сторона старается лавировать, искать компромисс. Однако его достижение упирается в ряд непреодолимых противоречий. В качестве иллюстрации таковых вполне подходит письмо, направленное Андреем Ермаком 22 июля: в нем в очередной раз корректируется текст "Мер по усилению режима". Вот основные правки:


  • Удален пункт о "предварительном одобрении мер (по прекращению огня) представителями ОРДЛО в ТКГ.

  • Удалено предложение о "представлении Высшим командованием ВСУ и вооруженных формирований ОРДЛО" приказов о "режиме тишины" (эту меру, как сдерживающую, европейцы предлагали еще в самом первом варианте коммюнике).

  • Вычеркнута фраза, предусматривающая "прямое взаимодействие Высшего командования ВСУ и ВФ ОРДЛО посредством телефонной связи" (вместо этого в итоге появился механизм верификации стрельбы "спецконтролерами" из Совместного центра по контролю и координации, и этот механизм слабый, т. к. офицеры РФ давно прекратили в нем работу).

  • Скорректирован механизм определения границ линии разграничения. Вместо конкретной даты (22 июля) внесено сочетание "позиционное расположение" (что исключает привязку к дате и делает возможным перемещение позиций).

Ответ на это письмо российская сторона готовила пять дней. Важно учитывать, что за это время состоялся телефонный разговор между Владимиром Зеленским и Владимиром Путиным: 26 июля они, судя по заявлению пресс-службы ОП, обсудили выполнение договоренностей в Париже, безопасности и "режиме тишины", разминировании, разведении войск, новых КПВВ и обмене пленными, т. е. прошлись по всей повестке "берлинского коммюнике".

А уже на следующий день Дмитрий Козак в своем письме де-факто ставит точку в формате "политических советников", отдельно уточняя: позиции согласованы с главой МИД РФ Сергеем Лавровым.

"Вместо аргументированного ответа предлагается без каких-либо оснований прежний декларативный безадресный проект... Настойчивые попытки молчаливо игнорировать мнение и предложения других участников переговоров обесценивают какие-либо содержательные консультации советников N4, — заключил Козак. — Из проекта следует очевидная неспособность института советников N4 извлекать уроки даже из уже доказанного практикой негативного опыта нашей "совместной работы". Это приводит к мысли о необходимости прекратить безрезультативные переговоры".

Процесс он назвал "бесконечно длящимся спектаклем с откровенной имитацией бурной деятельности", а в финале письма предложил передать функцию переговорщиков главам МИД. В интервью "Вестям" Леонид Кравчук пояснил это решение так: РФ решила перезагрузить структуру переговоров.

Встреча как самоцель

Осмысление такого шага политсоветника президента РФ, а также — де-факто — тупика, в котором оказались переговоры, будет невозможным без расстановки акцентов.

Во-первых, важно, остается ли Украина приверженной Минским соглашениям. В итоговом проекте Совместных итогов совещания советников в Берлине, предложенном западными советниками 17 июля, было специально предложено "переподтвердить" приверженность "Минску" "как единственной политико-правовой основе деятельности ТКГ, а также обязательность выполнения в максимально короткие сроки всех без исключения требований".

Намек читается между строк: Украина, подписавшая соглашения в 2014 и 2015 годах, должна быть готовой выполнять взятые на себя обязательства без постоянных напоминаний (вне зависимости от того, от кого они исходят — Дмитрия Козака или других участников N4). И главное — в части особого статуса Донбасса, пусть в рамках децентрализации, как и для всех остальных регионов страны, но все-таки с учетом "особенностей ОРДЛО", на чем настаивают Франция/Германия, но что вычеркивает из документов украинская сторона.

"То же удаление "вооруженных формирований ОРДЛО" из документов — робкая надежда Киева на то, что та сторона и вовсе откажется от переговоров и, стало быть, Минских соглашений, которые сегодня для Зеленского неудобны, как прокрустово ложе, — считает Руслан Бортник. — Так и "Минск" будет дезавуирован, и Украина не понесет ответственность за его невыполнение".

В том, что касается приверженности других сторон "Минску", сомнений нет — в телефонном разговоре Макрона и Путина 12 августа президент РФ еще раз поднял тему "неукоснительного выполнения обязательств Украиной по политическим аспектам "Минска". Кстати, тема выполнения Минских соглашений — не монополия РФ: аналогичный посыл прозвучал 15 июля в ходе переговоров президента РФ с немецким канцлером Ангелой Меркель, и акцент на имплементации "Минска" делает уже официальный представитель правительства ФРГ Штеффен Зайберт.

Во-вторых, именно поэтому есть необходимость, чтобы у всех сторон была единственно верная интерпретация Минских соглашений (и их производных, в том числе "формулы Штайнмайера", обязательства по имплементации которой в законодательство, напомним, подписал от имени Украины Леонид Кучма в 2019 году).

"Украина предпримет все меры, исключающие иную интерпретацию статуса Минских соглашений официальными должностными лицами", — говорится в том же документе.



Tags: Германия, Донбасс, Минск, ОБСЕ, ООС, США, Украина, Франция, информвойна, цирковое училище
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo diana_mihailova март 13, 2018 23:11 618
Buy for 250 tokens
https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=957736 Отметка MAS17 - рейс МН17, отметка RSD316 - Ил-96-300 авиакомпании «Россия » Малазийский Boeing 777 рейса МН17 из Амстердам - Куала-Лумпур должен был столкнуться в небе над Польшей с российским…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments