Диана Михайлова (diana_mihailova) wrote,
Диана Михайлова
diana_mihailova

Categories:

Порт-артурские «соколы»

"Стерегущий", "Страшный" - имена этих и еще десяти миноносцев типа "Сокол" 1-й Тихоокеанской эскадры вписаны в историю обороны Порт-Артура 1904 года.

А вот с точки зрения истории кораблестроения их роднит не только принадлежность к одному (и очень известному) типу "Сокол", но и то, что все они собраны и сданы в казну силами и средствами мастерских порт-артурского отделения Товарищества Невского судостроительного и механического завода.

О возникновении и деятельности этого предприятия наш рассказ.

Тип предполагавшихся к заказу миноносцев определился сразу: в качестве прототипа выбрали "Сокол", построенный в 1895 году английской фирмой Ярроу и впервые превзошедший на официальных испытаниях тридцатиузловой рубеж скорости. Два серийных миноносца этого типа уже строила верфь Крейтона в Або (Турку), еще два - казенный Ижорский Адмиралтейский завод в Колпино.

Последнему и был 7 июля 1897 года выдан наряд на постройку шести разборных миноносцев для Дальнего Востока.

Скоро, однако, выяснилась неспособность Ижорского завода справиться с таким обширным заказом: одновременно строили четыре "сокола" для Балтийского флота, а квалифицированных рабочих не хватало, устарело кузнечное оборудование, отсутствовали поворотные станки для сверления отверстий под заклепки, были и другие проблемы.

Пришлось ограничиться постройкой лишь трех разборных миноносцев -№ 18, 22 и 23 ("Кондор", "Дрозд" и "Дятел"), а к выполнению остальной части программы привлечь Товарищество Невского судостроительного и механического завода, с которым 8 октября следующего года Главное управление кораблестроения и снабжений (ГУКиС) заключило контракт на постройку семи разборных "соколов" (вскоре к ним добавили еще два). 26 декабря 1899 года эти миноносцы зачислили в списки флота мод названиями "Баклан", "Бекас", "Горлица", "Грач", "Кулик", "Перепел", "Скворец", "Стриж" и "Щегол".

По условиям заказа, заводам надлежало построить корпуса кораблей, собрав их на временных болтах, а после приемки наблюдающими корабельными инженерами морского ведомства разобрать на части и надежно упаковать в деревянные ящики для погрузки на пароходы. 24 главные машины тройного расширения по 1900 л. с. каждая предполагалось отправлять также по частям, паровые водотрубные котлы системы Ярроу с угольным отоплением (по восемь на корабль) -полностью склепанными, а палубные и вспомогательные механизмы -целиком. Таким образом, первая часть задачи пополнения миноносцами эскадры Тихого океана начала, правда не без трудностей, осуществляться.

Путь решения второй части этой задачи - транспортировочной— был уже известен и апробирован: в 1889 году во Владивосток перевезли морем разобранные на шесть частей 77-тонные миноносцы "Янчихэ" и "Сучена", а в 1896—1897 годах -120-тонные № 208—211 типа "Пернов". На этот раз речь шла о перевозке кораблей, существенно более крупных: проектное водоизмещение "соколов" 240т. Вопросом подборки подходящих транспортных судов занялись своевременно.

А вот известить заранее начальство на Дальнем Востоке о предстоящей отправке миноносцев, о необходимости подготовиться к приемке и, наконец, к самой сборке корпусов и механизмов кораблей как-то не удосужились. И это неизбежно сказалось на сроках выполнения третьей, и последней, части поставленной задачи, завершением которой являлось вступление тихоокеанских "соколов" в строй.

По контракту первые миноносцы следовало отправить уже в сентябре 1899 года, и заводы постарались успеть к сроку. Погрузка крупногабаритных ящиков на зафрахтованный пароход Русского Восточно-Азиатского общества "Нормания" оказалась делом нелегким.

Все же 4 ноября пароход ушел по назначению, но лишь в декабре во Владивостоке получили копии контрактов, из которых следовало, что разборные "соколы" строятся для Владивостокского порта, а в Порт-Артуре -- телеграфное уведомление о сборке миноносцев в этом порту!

Начался оживленный обмен депешами между Петербургом, Владивостоком и Порт-Артуром:

9 января 1900 года командир Владивостокского порта просит разъяснить "противоречия относительно места сборки миноносцев";

11 января начальник ГУКиСа вице-адмирал В. П. Верховский извещает Владивосток: "9 разборных собираются Невским заводом в Порт-Артуре";

18 января начальник Ижорского завода сообщает о намерении командировать инженера Вологдина во Владивосток для сборки трех миноносцев типа "Сокол";

20 января ГУКиС просит сообщить "величину и число эллингов для предстоящей сборки четырех миноносцев длиной 190 футов, имеются ли приборы для расточки кронштейнов, какой величины и сколько крытых запирающихся сараев можете дать под работы".

Заметим: выяснить все это следовало, как минимум, год назад.

30 января последовал краткий, но полный скрытой ярости ответ из Владивостока за подписью вице-адмирала Г. П. Чухнина: "Эллингов, мастерских, сараев нет, кредитов на их постройку тоже".

На другой день следует телеграмма начальника ГУКиСа командиру Владивостокского порта: "Миноносцы будут собраны в Порт-Артуре, поэтому предыдущую телеграмму перешлите туда почтой для предоставления требуемых сведений".

Настал черед включиться в полемику главному начальнику и командующему войск Квантунской области и Морских сил Тихого океана вице-адмиралу Е. И. Алексееву.

4 марта он докладывает управляющему Морским министерством свое мнение по поводу предстоящего прибытия парохода "Нормания" с четырьмя миноносцами, которые распоряжением ГУКиСа должны быть приняты в Порт-Артуре "вероятно, для сборки". Подчеркнув, что ранее он не имел "по сему предмету никаких указаний", Алексеев пишет, что для сборки миноносцев потребуется построить на полуострове Тигровый Хвост эллинги, мастерские, сараи и это сопряжено с большими расходами и временем, а учитывая "несовершенное благоустройство Порт-артурского адмиралтейства", работа по их сооружению "послужит серьезным ущербом и замедлением в исправлении дефектов судов эскадры", на основании чего считает "более правильным сборку этих миноносцев произвести во Владивостоке".

6 марта последовал ответ начальника ГУКиСа: "Управляющий Морским министерством приказал сообщить, что год назад решено разборные миноносцы собирать в Артуре, для чего Невский завод устроит эллинги, мастерские, пришлет людей. План вырабатывается. Во Владивостокском порте средств нет. Дальнейшая высылка миноносцев пока задержана, корпуса же четырех уже высланных просит собирать, по возможности, без ущерба для дефектования эскадры".

9 марта -- телеграмма Алексеева Тыртову о прибытии "Нормании" и еще одна попытка отделаться от разборных миноносцев: "не считая возможным их собирать в Порт-Артуре, полагал бы направить миноносцы во Владивосток, тем более что выгрузка затрудняется тем, что части миноносцев перемешаны владивостокскими грузами".

14 марта -- ответ из Петербурга: "Министр приказал на Тигровом Хвосте устроить временный эллинг для сборки трех миноносцев под общей крышей", указывались его размеры (70X64X9,1 м), сообщалось, что их подводные части будут строить инженеры, которые прибудут в начале июня, и что 10000 рублей переводятся.

15 марта -- последняя попытка уклониться от сборки "соколов" в Порт-Артуре: шифрованной телеграммой в Петербург доложено, что "на предполагаемом месте сборка не может производиться вследствие противодействия китайских властей, т. к. место занято китайской минной школой". Ответа не дождались -осталось подчиниться.

14 марта письмом с пометкой "срочно" начальник ГУКиСа просит правление Товарищества Невского завода "принять на себя полную сборку" корпусов миноносцев Ижорского завода. Согласие последовало незамедлительно, и 27 апреля Невский завод получил наряд на эту работу по заявленной им цене: 65 000 рублей за корпус, а 4 мая принял на себя и установку механизмов на ижорских "соколах" по 85 000 рублей за каждый корабль. Одновременно ГУКиС известил правление, что весь материал будет доставлен в Порт-Артур "средствами и за счет министерства", а Товарищество должно отправить за свой счет мастеровых, указателей (бригадиров) и инженеров на пароходе "Екатеринослав" Добровольного флота, отходящем из Петербурга 1 июня.

Вначале закончить постройку сараев и стапеля надеялись к августу 1900 года, но 18 июля в Петербурге получили тревожное сообщение: "Вследствие беспорядков в Китае рабочие массами уходят из Артура, к предполагавшемуся сроку стапель и сараи готовы не будут". Под "беспорядками" имелось в виду охватившее север Китая и Маньчжурию так называемое боксерское восстание.

Тем временем в Порт-Артур ушел пароход "Владимир Савин" с частями еще пяти миноносцев Невского завода, в отношениях которого с морским ведомством возникли серьезные трения в связи со стремлением правления предъявить к оплате счета на дополнительные работы по ижорским миноносцам, не предусмотренные ранее.

Последовал жесткий ответ вице-адмирала Верховского, в котором, выразив "признательность за готовность взять на себя эти работы", он просит считать наряд отмененным.

3 июля правление поспешило заверить строгого заказчика в своей преданности и готовности произвести все работы по ижорским миноносцам по цене, пониженной до 100000 рублей за один корабль, однако нарекания в адрес завода продолжались.

31 июля вице-адмирал Алексеев докладывает в Морское министерство, что присланные миноносцы вряд ли и через год будут готовы, так как в Порт-Артуре все еще нет "ни корабельного инженера, ни механика, ни чертежей, ни данных" для их сборки. Жалуясь в очередной раз на уход китайских рабочих, он ставит вопрос о присылке из России готовых миноносцев, в которых эскадра Тихого океана ощущает острую нужду.

Доклад возымел некоторое действие: в конце сентября тюк с чертежами "экстренно" отправили по назначению на пароходе "Эдуард Бари" (вместе с частями корпусов остальных миноносцев, "столярством" и дельными вещами), в середине октября на Дальний Восток ушла "Малайя" с главными и вспомогательными механизмами и котлами. К этому времени оставалось отправить четыре главные машины и около 120 ящиков с дельными вещами и запасными частями механизмов - большую их часть доставили в октябре - ноябре на пароходах "Аннам" и "Дагмар".

И, наконец, в Петербурге 18 октября получили телеграмму о возобновлении в Порт-Артуре всех работ, правда, по более высоким расценкам, для чего потребовалось ассигновать еще 25000 рублей.

2 января 1901 года из Одессы в Порт-Артур отбыл на пароходе "Саратов" представитель правления Невского завода и распорядитель работ по сборке миноносцев капитан 2 ранга В. Н. Китаев (такое использование военных чинов на гражданской службе тогда в определенных условиях допускалось) с двумя ближайшими помощниками. Командир Порт-артурского порта контр-адмирал О. В. Старк 14 января уведомил ГУКиС о готовности стапеля и эллинга, а 22 февраля, 4 и 15 марта отправились в Порт-Артур на пароходах "Тамбов", "Кострома" и "Орел" еще 54 служащих Невского завода.

16 марта Китаев сообщал из Порт-Артура о трудностях, ожидаемых при сборке ижорских миноносцев (на шпангоутах и других частях корпуса не видно марок).

14 апреля начали сборку "Баклана" - первенца из собранных в Порт-Артуре миноносцев типа "Сокол", а 7 июня тон очередной телеграммы уже совсем бодрый: "Работа идет полным ходом. 1-й миноносец склепан (чеканится), ставятся дельные вещи и оборудование, строятся спусковые устройства, спуск в июле. На втором приступлено к клепке". Вблизи эллинга шло сооружение причала для достройки миноносцев на плаву - плавучей плашкоутной пристани.

И, наконец, долгожданная весть: 21 июля спущен на воду "Баклан"!

Интересно, что с октября 1901 года этот корабль именуется "Кондором", и объяснение этому факту кроется в извечном российском парадоксе: подчиненные боятся своих начальников больше, чем неприятеля.

В данном случае управляющий Морским министерством выразил желание, чтобы первым был собран миноносец постройки Ижорского завода, принадлежавшего морскому ведомству, но их состояние не позволяло осуществить это немедленно. Чтобы не терять времени даром, первыми начали собирать три миноносца Невского завода: "Баклан", "Бекас" и "Горлица". Первый из них, дабы не лишить удовольствия высокое петербургское начальство и оградиться от его гнева, переименовали местным приказом в "Кондор", а последний из ижорских ("Кондор") - в "Баклан". Об этом в ГУКиСе узнали от вернувшегося из Порт-Артура В. Н. Китаева только в марте 1903 года, "наверх" решили не докладывать и до сих пор "Кондор" (с марта 1902 года "Решительный") так и числится во всех справочниках как построенный на Ижорском заводе

"Кондор" (1899) - "Баклан"(1901) - "Сильный"(1902)

В октябре 1901 года приступили к ходовым испытаниям головного миноносца, но обусловленной контрактом 26,5-узловой скорости так и не добились: в среднем за четыре пробега получили 25,75 уз при значительной вибрации машин. По мнению членов приемной комиссии, причиной этого явилась неопытность заводских кочегаров, каких-либо неисправностей в котлах и механизмах не обнаружили. С согласия Морского технического комитета 5 июля 1902 года последовало решение "во избежание надрыва котлов" принять "Решительный" в казну. К этому времени все миноносцы типа "Сокол" поменяли свои "птичьи" названия на "прилагательные" (приказ по Морскому министерству от 9 марта 1902 года). В дальнейшем сдача миноносцев проходила более гладко - в 1902—1903 годах они развивали на мерной линии около 27 уз.

http://www.keu-ocr.narod.ru/Sokoly/

Tags: Китай, Россия, Япония, история, конфликт, кораблестроение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo diana_mihailova march 13, 2018 23:11 655
Buy for 250 tokens
https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=957736 Отметка MAS17 - рейс МН17, отметка RSD316 - Ил-96-300 авиакомпании «Россия » Малазийский Boeing 777 рейса МН17 из Амстердам - Куала-Лумпур должен был столкнуться в небе над Польшей с российским…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments