Диана Михайлова (diana_mihailova) wrote,
Диана Михайлова
diana_mihailova

Categories:

"ТАМ сказали – пусть на Донбассе стреляют"

Александр Мороз, Страна.ua

Александр Мороз, фото: Страна


Продолжение интервью с Экс-спикером Верховной Рады Александром Морозом


— Если бы вам сейчас предложили стать членом Трёхсторонней контактной группы по Донбассу, вы бы согласились?


— Не думаю. Минский процесс – это прикрытие того, что на самом деле происходит. Если им заниматься, то нужно сразу получить добро на действия и понимать цель. А не так, как было вчера: мы по телефону "обнялись", а потом: "Армия. Мова. Вера". Все остальные – "ватники" или патриоты. Самоназванные патриоты, "борцы" за Украину. Раздрай культивируется, навязывается. Все это прикрывается ложной риторикой о европейском выборе, независимости, патриотизме. Фарисейство власти убивает страну.

— Как вы относитесь к заявлениям Витольда Фокина и как оцениваете его участие в переговорной группе по Донбассу?

— Я понимал, что его собираются уволить из Трехсторонней контактной группы. Он профессионал, патриот Украины, он, кстати, прекрасный филолог. Его поэма "Руслан и Людмила" на украинском языке блестяще создана. Что касается его заявлений, они были восприняты искаженно. Он же не прятался с этими мыслями и словами. Он высказал то, что и так было в Минских договорённостях. Я прекрасно понимаю, что их писали не у нас. Наши только подписали. Фокин сам из Донбасса и понимает, что происходит. Чем дальше, тем проблематичнее объединить территории и людей. А ведь можно было трагедию предотвратить сразу же.



Когда подписали "Минск - 1", я на второй день написал предложения Порошенко (Петр Порошенко на тот момент был президентом Украины – Ред.), чтобы исполнить первый пункт об особом статусе. Имея в виду особый статус для всех областей – одинаковый.

— Почему для всех областей?

— В одном государстве не могут быть разные системы управления. И не может Кремль нам диктовать, какая будет Конституция. Это должна быть наша инициатива, без "наставников", которым Украина – ничто.

— Как на ваше предложение отреагировал Порошенко?

— Он моего предложения не заметил. Я понимаю, почему.

— Почему?

— Потому что внешнему управлению нужен конфликт на Донбассе.

— Зачем?

— Конфликт – одно из средств оправдания своей геополитики известными странами. Приведу такой пример. В соответствии с договоренностями "ОБСЕ - Россия - Украина", нужно было прекратить военные операции в 2014 году после того, как погибли около 70 человек. Было еще самое начало войны. Юрий Думанский тогда был замначальника Генерального штаба. Он рассказывал мне, что "на пузе" пролазил там, где решалась проблема договоренностей. Это было непросто. Его ставили под стенку. К примеру, в кабинете главы т.н. "ЛНР" у генерала за спиной стояли мужчина и женщина. С автоматами. Начальник кабинета спросил: "Знаешь, почему они здесь стоят"? И тут же ответил: "После того, как ваша авиация бомбила Луганск, они своих детей вынесли из детского сада в пакетах".

Думанский был авторитетным. Ему верили. Появилась уверенность, что будет мир. Но в это время Думанскому поступил звонок из Киева – мол, отзови свою подпись. Он отказался. Его вызвали в Киев и объяснили: "ТАМ сказали – пусть стреляют". Скорее всего, решение о срыве договоренностей огня принимал Александр Турчинов. Но кто-то будет за тысячи и тысячи смертей отвечать? Кто-то будет отвечать за Крым? Он ведь не отвоеван Россией, он фактически ей сдан, продан. А внешнее управление по сей день не прекратило играть в свою игру за счет украинского народа.

— Есть три варианта выхода из тупика по Донбассу. Первый – путь - исполнение Минских соглашений. Второй – военный путь. Третий – путь, по которому сейчас идет Зеленский: длительное замораживание конфликта. Как вы считаете, по какому пути нужно двигаться?

— Вернемся немного назад. В 1994 году я впервые принял американского посла – Уильяма Миллера. Тогда к Украине относились, как к вассалу. Посол опоздал на полчаса. Я уже предупредил своих: "Хорошо, я тоже на полчаса позже освобожусь". Он опоздал, сидел в приемной. Выждал свои полчаса. Встреча сдвинулась на час.

— Интересный ход. Но к чему вы это рассказываете?

— Нужно каждый раз, даже в мелочах, отстаивать авторитет своей страны. Посол (у нас сложились добрые отношения) – с тех пор всегда приходил вовремя. А вспомнил я об этом потому, что тогда впервые сказал представителю США, что, направляя развитие НАТО на Восток, они делают стратегическую ошибку. Тем более, НАТО создавалось как противодействие "коммунистической угрозе". Я спросил: "А где сегодня эта угроза? В России тот же капитализм, что и у вас. Только более дикий. Ради чего продолжается военное противостояние?".

— Мы все еще не понимаем, как это относится к Минскому процессу.

— Причина противостояния между Россией и США не в общественном строе отдельной страны. За этим стоят другие интересы, прежде всего экономика, бизнес, место и роль мировой валюты. Противостояние продолжается и сейчас, Украина в нем – разменная карта. Надо избавиться от такого ее статуса. Когда в 1995 году я был с официальной делегацией в Америке, тогдашний министр обороны США Вильям Перри прервал свой визит во Францию и прилетел, чтобы встретиться с нашей делегацией. Он настаивал на подписании договора об отказе Украины от ядерного оружия. Я возражал: "Почему вы не учитываете, что для нас этот договор несет большие экономические издержки? Если так, тогда чем-то компенсируйте издержки. Например, вы же знаете, что мы выпускаем лучшие в мире танки. Давайте подпишем договор, что страны НАТО будут покупать наши танки. У нас будут люди заняты работой, экономика не понесет потерь".

— Как американцы отреагировали на это предложение?

— Заулыбались. У них и тогда уже проявлялось снисходительное отношение к Украине – мол, что вы там можете?

— Какое отношение эта история имеет к Донбассу?

— Украина – внеблоковое государство. Эта норма утверждена референдумом о независимости Украины. Такое предложение внесли представители "Руха", на заседании парламента его озвучил Иван Драч. Как мог теперь Порошенко настаивать, чтобы парламент проголосовал за норму, которая противоречит Декларации о независимости Украины и Конституции? (Порошенко подписал поправки к Конституции, закрепляющие курс на ЕС и НАТО – Ред.). Как так можно делать? Он заявлял, что мы будем под чьей-то защитой. Это ложь, никто нас не ждет ни в ЕС, ни в НАТО.

— Какой выход?

— Принять  поправку, которая соответствует Конституции 1996-2004 года и перестать дразнить мир и соседей, что мы будем в НАТО. После этого можно добиться ухода российских военных с Донбасса. Это не пораженчество. Это учет реальных факторов. Пораженчество и предательство – развал оборонной промышленности, сдача тактического ядерного оружия, профанация армейской службы и унижение статуса офицера, разворовывание военных запасов под прикрытием "катастроф" на складах. Оборону страны мы обязаны обеспечивать сами, не надеясь на ближних или дальних "дядей".

— А не ослабит ли это переговорные позиции Украины?

— Скажите, а где и в чем они усиливались?

— Иллюзией сильных союзников.

— Вот то-то и оно. Мы им не нужны. Им нужен конфликт на Донбассе. Они так решают свои геополитические задачи.

— Эта поправка снимет раздражение со стороны России. А что потом?

— Можно конкретно решать вопросы с Россией. Сильная Украина никому не нужна, кроме нас самих. Но в России умеют считать, как положено в государстве. Они колоссально тратятся на нейтрализацию возникающих угроз. Это фактор, который обязаны учитывать мы.

— Думаете, если Украина откажется от курса в ЕС и НАТО, Россия станет более сговорчивой?

— Возможно. Но успех переговоров зависит от нас, от нашей субъектности. Сейчас мало кто с нами будет считаться. Как можно брать во внимание интересы страны, из которой бегут люди, наши сограждане?

— Что мы можем требовать взамен?

— Мы это делаем не для России, а для себя. Чтобы можно было соблюдать статус государства. Это выгодно и России, но прежде всего нам. У нас с Россией общие границы, есть и будут. Бесперспективно иметь постоянные раздражители с таким соседом. Тот путь, который я упомянул, обеспечивал бы восстановление торгово-экономических отношений – и прежде всего с Россией как с основным партнером. Я не против Европы, но нас там не ждут в качестве полноправного партнера. Там есть для нас место только как для колонии. Нет гарантии, что и ЕС сохранится в нынешнем виде. И выход Британии из ЕС тоже неслучаен – США хотели ослабить ЕС как субъект международных отношений. Есть известные центры торгово-экономического противостояния: США - Китай, Россия и ЕС. В этих противостояниях ни для кого нет благоприятного исхода. Нужно договариваться. Дело в том, что мы опоздали примерно на 25 лет, чтобы созвать Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Мир изменился. Сегодня нужно по-другому строить отношения.

— А что изменило бы это Совещание?

— Я за четыре года (с 1994 по 1998) встретился практически со всеми президентами европейских стран и председателями парламента. Бюро Парламентской ассамблеи совета Европы (ПАСЕ) уже согласилось с необходимостью и приняло решение провести подготовительный этап Совещания глав парламентов в Киеве. Но наш знаменитый президент добился отмены этого совещания.

— Вы о Кучме?

— Да.

— Почему он отменил Совещание?

— Я позвонил ему, когда узнал. Делал он это скрытно. Мотив был один: у нас, мол, выборы через две недели. Он не хотел, чтобы одна политическая сила имела какой-то приоритет. Речь, естественно, о социалистах. Я предлагал Кучме стать инициатором Совещания – лишь бы оно состоялось. Украина, сдав ядерное оружие, получила шанс, чтобы к ней прислушались. Нужно было просто собраться и найти общие подходы в новых условиях. А наши хуторяне сделали так, как нужно было для конкретной персоны. Кучма сорвал это Совещание.

Похожая история сложилась с Будапештским меморандумом. В нашей фракции был академик Владимир Мухин, толковый молодой физик, хорошо знавший тему. Я его попросил проанализировать со специалистами, можем ли мы содержать стратегические ядерные ракеты. Он подтвердил – не способны. Ядерным щитом при Союзе управляла Москва. Но мало кто знает, что больше иностранных лидеров отказа от ядерного оружия добивался наш президент.

— Почему?

— Честолюбивому президенту нужно было, чтобы его визит в Америку был статусным. То есть, носил статус государственного визита. Со встречей на лужайке возле Белого дома и другими особенностями.

— Это вы о каком именно честолюбивом президенте?

— О том же. Ему сказали, что, если будет принято решение о присоединении к ДНЯО (Договору о нераспространении ядерного оружия), только тогда статус поездки будет государственными.

— Вы хотите сказать, что Украина подписала Будапештский меморандум ради честолюбия Кучмы, который хотел, чтобы визит в Америку имел официальный государственный статус?

— Это было уже после его возвращения. Интересы и стратегия государства была принесена в жертву сиюминутной мнимой выгоде.

— Но вы же говорите, что Украина все равно бы не смогла содержать эти ракеты?

— Да, но за них можно было бы очень много выторговать. Могли бы ставить свои условия. В то время США на ядерное противостояние тратила около 10 млрд долларов в год. Ослабление конкурента стоило бы очень много.

— Вы как человек, заставший две эпохи – социалистическую Украину и независимую, – как воспринимаете то, как сейчас принято говорить о советском периоде истории страны?

— Теперь постоянно твердят, что в Советском Союзе был голод, репрессии и так далее. Да, это было, но не только это. Осуждая что-то, нельзя  отказываться от всего. От коллективизма, например. Многие теперь не понимают, что значит жить в коллективе. Почему японцы дорожат коллективом на производстве? Потому что это надежная основа общественных отношений, гарантия высокой производительности труда. Посмотрите на наше телевидение. Оно бедное содержанием, угнетается тупой рекламой. Унизительные для украинцев вещи вроде «Научим европейцев пировать». Или сидят на ТВ-шоу пузатые мужчины. О чем рассуждают? А о том, что у нас был «совок». Люди! У нас уже 30 лет своя история, ее нечем положительным заполнить. Это опасно для страны. А для людей… Мудрецы учили: «Не осуждай в других прошлое! Ты не знаешь своего будущего».

— Как вы относитесь к декоммунизации?

— Я еще тогда, при подготовке закона, говорил, что это идиотизм. Вот и все. Когда-то у меня с Дмитром Павличко был разговор. Я читал многие его стихи. Некоторые из них прекрасны, а некоторые – поделки на заказ. Это не поэзия. Он раньше восхвалял партию, Ленина, Москву, а потом развенчивал. Я у него спрашивал, когда он был прав: тогда или сейчас? Думаю, его сложно декоммунизировать. А вот Владимир Калиниченко, который два года назад скончался, не нуждается в декоммунизации. Он был уникальным автором, его осудили на 10 лет за "политику", хотя прежде всего потому, что дал по морде одному партийному бонзе. Настоящего поэта 17 лет не принимали в Союз писателей из-за борцов за коммунистическую мораль, ставших позже штатными патриотами и критиками "совков".

— Литвин сказал, что заседания парламента не смотрит и спикера Дмитрия Разумкова не оценивает. А вы следите за работой нынешней власти?

— Разумков – умный политик, самостоятельный. Это не Парубий, который был спикером при Порошенко. Разумкову следовало бы помочь Зеленскому освободиться от внешнего управления. Как это сделать? Многое зависит от принятия, например, закона о Референдуме.

— А как вам инициатива с опросом Зеленского в день местных выборов?

— Это ошибка президента. Ни к чему опрос не приведёт. Опросы, где нет прямых ответов, не могут быть предметом дискуссии. По сути нет ответа: да или нет. Кто скажет: "Я за коррупцию?". Никто, конечно. Зачем тогда спрашивать?

Tags: АТО, ВСУ, Донбасс, Майдан, выборы, информвойна, переворот
Subscribe

promo diana_mihailova март 13, 2018 23:11 658
Buy for 250 tokens
https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=957736 Отметка MAS17 - рейс МН17, отметка RSD316 - Ил-96-300 авиакомпании «Россия » Малазийский Boeing 777 рейса МН17 из Амстердам - Куала-Лумпур должен был столкнуться в небе над Польшей с российским…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments