Диана Михайлова (diana_mihailova) wrote,
Диана Михайлова
diana_mihailova

Category:

"Если тебя убьют - я бы хотел забрать твою технику, каску и бронежилет"





Эртим Шарпов


Покуда у меня есть творческий запал и время, напишу ещё вот такую штуку.

"К проблеме беженцев"

"Если тебя убьют - я бы хотел забрать твою технику, каску и бронежилет" - написал мне Зейд. Когда я рассказал, что завтра возможно посещу лагерь беженцев, для чего (по решению руководства) потребуется экипировка - он счёл это смешным. По мнению местных, это дурачество - такие меры предосторожности в 10-15 км от Дамаска (название конечной точки я сохранил в секрете, но он скорее всего сам догадался о чем речь). Это сейчас так, а несколько лет назад, на этой трассе чуть не убили нескольких коллег.


"Решили проскочить под дневной намаз. Едем и вот видим - пулями песок сбивает с трассы прямо перед нами. По нам стреляли из окна метров с двухста, но так и не попал ни разу....косорукая тварь"
В последний момент указания насчёт касок и бронежилета отменяется. Но не меры предосторожности. Впервые вижу такое, чтобы дорога охранялась по всей длине. Впереди едет потрёпанный бело-синий форд с надписью "шурта" - (полиция), где-то позади по законам жанра едет видавший виды мухабаратовский мерседес с сирийским гербом на заднем стекле.

Что собственно представляется при словосочетании "сирийский беженец"? В традиционно западной газетной манере - это жертва сирийского режима, которая на надувном плоту из песен и слов пытается пробиться в Европу. Понять, простить, согреть. С точки зрения обывателя, "сирийские беженцы" - это неорганизованная, кричащая толпа (преимущественно - из мужиков призывного возраста), рвущаяся в Европу чтобы иметь возможность жить на пособие, грабить и плевать на законы. И то и другое крайне далеко от проблемы и только затягивает её решение.

Первое и главное - среди беженцев сразу бросается в глаза отсутствие мужчин в возрасте от 18 до 30. Если есть мужчины - то это отцы семейств уже зрелого возраста, большинство же обитателей лагеря - женщины с детьми. Можно предположить, что молодые парни как раз сейчас в числе тех, кто переправляется из Турции в Грецию в надежде на пособие в ЕС. Но это не совсем так.

(разговор с мальчиком лет 8-10 по имени Аднан)
-Сколько в твоей семье человек?
-У меня четыре брата.
-Ты старший?
-Да! Нет, у меня есть брат, он сейчас не здесь. Так что сейчас я старший.

Позднее перечитал записи в блокноте и нашёл заметку
(Брат в Сейда Зейнаб)

Это многое объясняет. Аднан, его семья, а также их соседи по лагерю - жители городов Фоа и Кефрая в провинции Идлиб. Кстати, местные говорят "КефарИя/КефарИйя" - так скорее всего этого городок и называется. Сейт Зейнаб - главный шиитский анклав в окрестностях Дамаска, так что возможно, что брат Аднана где-то там проходит военную подготовку, а может успел с оружием в руках повоевать за родной дом. О войне Аднан говорить не хочет

Подобная половозрастная картина, я думаю, в любом лагере беженцев. Молодые или воюют на чьей-нибудь стороне или предпочли уехать. Местные говорят, что "билет" до европейской части Турции стоит 1-2 тысячи долларов.

Для тех, кто остается на правительственной территории, государство предусматривает по сути только один вариант: временное размещение в лагере беженцев, а затем - расселение на новом месте по выбору. Но тут есть ряд проблем.

(разговор с мужчиной, лет 35-40)

-Долго вы рассчитываете тут жить на готовой помощи?
-Я не нахлебник! В Кефария у меня был дом, очень большой хороший участок. Что у нас было? Оливки (зейтун), овощи, было для меня, для семьи, всегда оставалось на продажу.
-Сколько у вас было урожаев в год?
(Не понимает вопроса, после объяснения отвечает)
-Не знаю. Мы сеем и собираем. 2-3, может быть 4 раза в год. (в последнее в общем-то верится. Даже в ноябре прилавки, несмотря на общую бедность, забиты свежими фруктами и овощами, а оливки растят даже на территории Дамасского аэропорта)

Для этих людей переселение на другой, менее плодородный участок будет просто невыгодно. А сейчас их поля если кто и вспахивает, то рабы какого-нибудь местного командира, приехавшего из Синцзяня или с Кавказа.

(Зарисовка: Медпункт.
В лагере беженцев есть фельдшерский пункт, туда иногда приезжают российские медики. Из разговора с ними узнаю, что самая большая проблема здесь - диабет, сердечные заболевания. Возбудителей инфекций нет. Доктор через переводчика объясняет пожилому мужчине: "Скажите ему, чтобы капал вот это по одной капле в каждый глаз раз в день". Мужчина всё послушно запоминает, два раза переспросив. На прощание просит вспрыснуть ему руки антисептиком)

В Сирии в принципе не так много мест, пригодных для сельского хозяйства. А там, где есть водные и прочие ресурсы, местные жители и так используют их по максимуму.

Жилья тоже хватает не для всех. Кто то скажет - в чём проблема, мол, там и так тепло. Да, но есть нюанс. Уже в ноябре местные жители ходят в...пуховиках. Хотя на солнце температура +20, в тени сильно прохладнее. А иногда и по-настоящему холодно. Запросто можно заболеть от таких резких перепадов. Поэтому жильё нужно. Те, кому не повезло живут в палаточных лагерях (часто палатки сделаны из ткани с символикой ООН, которая идёт в ход где только можно) Где-то в 1-2 км от трассы видишь, как там играют дети, пасутся овцы. По мере появления нового жилья, такие лагеря пустеют - пару лет назад их было куда больше. От друзей из Красного Полумесяца я знаю, что все такие лагеря строго учтены, туда привозят воду, там бдит госбезопасность. И дети постарше в обязательном порядке посещают школу.

(Зарисовка: Увидев, что я делаю фото, местные показывают мне какие-то листки бумаги. Это своего рода продуктовые карточки. По арабски написано: "Подарок от русского народа для друга". Дальше имя, количество членов семьи и город происхождения. Особенно школьникам нравятся тульские пряники)

Собственно школа - это поставленные в квадрат контейнеры (или "модульные блоки"), каждый из которых - это класс. Там есть парты, учебники, форма, словом - более чем прилично для таких полевых условий. Но есть нюанс: школа окружена рвом и высоким забором. Скорее всего от террористов смертников. Школьники лет 7-8 увидев меня прибегают к забору, кричат. Я хочу пообщаться с ними поближе. Офицер республиканской гвардии объясняет "если хочешь зайти - вход вот там". Собственно, проход такой узкий, что его можно заблокировать первернутой скамейкой. Тоже, скорее всего, мера безопасности.

А что по ту сторону фронта?

Тут можно оперировать только данными сирийских/российских властей, ООН, а также слухами и тем, что рассказывают друзья. Сбежавших оттуда лично я не встречал.

-На них нельзя смотреть без слёз! - говорит моя подруга Айя.

Жители ряда населенных пунктов были согнаны в лагеря у турецкой границы почти насильно. Людей там удерживают силой оружия. Собственно, в существовании таких лагерей нет никакого смысла: если дома этих людей на правительственной территории - они могут вернуться туда. Если на территории боевиков - им нет нужды жить в палатках. По факту же, многих людей просто не выпускают. Причина? "Султану нужны рабы и наложницы"- так говорят местные.

Последнее вообще омерзительно. Масса сообщений о том, что в лагерях процветает детская проституция. На уик-энд заезжают турки, чтобы за скромную цену получить любое удовольствие. Даже заставлять никого не надо - людям надо на что то жить. Девочек-подростков стерилизуют медикаментозным путём, а дальше только используют. Дети 10-12 лет не умеют читать, писать и считать - их в школах учат заново.

Резюмируя, можно сказать, что проблема беженцев в действительности существует и она куда сложнее, чем это подается.

1 - Не могу сказать, что все беженцы - это вечные иждивенцы. наверняка есть те, кто неплохо пристроился на раздаче даровой еды, но её в принципе не так много. На новом месте люди сразу разводят какую-то зелень в горшках, оборудуют такие веранды, чтобы что то вырастить для еды и на продажу. Думаю, они бы предпочли растить еду, а не получать её порциями. Однако среди них очень много женщин и детей, так что есть проблема с их трудоустройством.

2- Некоторым пока некуда идти. Они ждут, пока военные освободят их дома, чтобы вернуться и жить как раньше. Так что без применения силы полностью проблему беженцев всё же не решить целиком. Нужно освобождать территории.

3- Власти Сирии и Центр по примирению провели очень серьёзную работу. Два года назад я ходил на заседания по беженцам, где, как казалось, просто переливали из пустого в порожнее. В действительности, удалось сделать очень многое. Например, почти решена проблема лагеря "Рукбан" в Эт-Танфе, его покинули почти все беженцы, которые, надеюсь, благополучно вернулись домой. Так что большой респект нашим военным.

4- Европа и вообще коллективный запад, которые очень сильно переживают за беженцев, вообще не предпринимали реальных усилий по оказанию им помощи. Кого они там приняли и принимают - черт его знает. В Сирии об этом не слышали. Так что во многом миграционный кризис не имеет отношения собственно к Сирии - у большинства сирийцев нет технической возможности добраться до европейских границ.

Зарисовка.
Офицер военной полиции обращается ко мне: "Скажи им, что один пакет и одна коробка на семью (речь о помощи). Я перевожу для всей очереди. Одна женщина с девочкой на руках говорит "Вы пришли за тысячу миль (здесь так километры называют) чтобы помочь нам, пусть Бог вас сохранит".

Tags: Россия, Сирия, история, халифат
Subscribe

promo diana_mihailova march 13, 2018 23:11 645
Buy for 250 tokens
https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=957736 Отметка MAS17 - рейс МН17, отметка RSD316 - Ил-96-300 авиакомпании «Россия » Малазийский Boeing 777 рейса МН17 из Амстердам - Куала-Лумпур должен был столкнуться в небе над Польшей с российским…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments