Диана Михайлова (diana_mihailova) wrote,
Диана Михайлова
diana_mihailova

Categories:

Планировала ли Польша напасть на Калининградскую область

21 Бригада Подгалянских Стрелков

Жарын: «Самая большая угроза для нас – это активность Российской Федерации»

Планировала ли Польша напасть на Калининградскую область? Намерена ли она разжечь военный конфликт?  Нет, это всего лишь некоторые инсинуации враждебных нарративов в информационном пространстве.

- Россия ведёт скоординированные информационные действия против Польши, используя множество разноязыких каналов связи, - утверждает Станислав Жарын, пресс-секретарь министра-координатора Спецслужб. Зачем? Чтобы изобразить нашу страну такой, от которой в Европе непрестанные проблемы.

В ходе интервью мы также разговаривали о немецкой исторической политике и попытке лишить преступление Холокоста национальных признаков.

Сильвия Глива: - Польское общество является постоянной целью действий в информационном пространстве. Пропагандистские действия используются не только для раскалывания общества, но также и для ведения международной политики. Во главе всего этого постоянно появляется Россия – но является ли она единственным источником, которого мы должны опасаться?

Станислав Жарын: - Информационные действия, которые мы наблюдаем в последние годы, ведутся с разных сторон. Чаще всего мы говорим о российском источнике, но скоординированные информационные операции ведут и другие государства. Мы можем говорить о дипломатически-информационной активности со стороны Китая – СМИ в последнее месяцы назвали эти действия «масочной дипломатией». Скоординированные информационные действия ведёт также и Германия – в сфере исторической политики. Так что мы имеем дело с разными  государственными персонажами, которые  проводят долгосрочные операции, используя информационные инструменты. Мы, однако, должны различать   природу перечисленных выше действий. Величайшая угроза для нас – это активность Российской Федерации. Россия ведёт действия, основанные на лжи, манипулирует образом Польши, НАТО, Запада, сознательно и цинично лжёт для того, чтобы добиться своего, а при случае навредить нам. Ложь стала способом воздействия России на другие государства. С другой стороны, следует помнить, что дезинформационные и пропагандистские действия связаны с иными инструментами, которые использует Россия. Поэтому именно с этой стороны может явиться величайшая угроза для национальной безопасности нашей страны – дезинформационные операции являются элементом широкой палитры средств, применяемых Россией против Польши.

Сильвия Глива: - О каких средствах мы говорим?

Станислав Жарын: - Мы говорим о действиях  stricte (лат.,  строго, в строгом смысле слова – прим. перев.) разведывательных,  военных провокациях, агрессивных дипломатических действиях, а также  операциях финансово-энергетического характера. Отдельный вопрос – часто связанные с дезинформацией хакерские атаки, в которых Россия тоже первенствует. Кремль применяет различные агрессивные методы, чтобы укреплять свои интересы в нашем регионе и направлять события в международной политике в такое русло, которое позволит России сохранить энергетически-политическое, а также военное  доминирование  в Центрально-Восточной Европе. Польша – наиважнейшая страна Восточной Европы, и что ещё важнее, самая большая страна на восточном фланге НАТО. Подход России к Польше  (а если смотреть шире – к НАТО)  определяет то, что дезинформационные действия России являются для нас величайшим вызовом и даже угрозой. Особенно если принять во внимание, что Россия способна воспроизводить  дезинформирующие сведения в других языковых регионах.

Фото старшего хорунжего флота А. Двулятека.

Сильвия Глива: -Вы также упоминали о Германии. Какого рода это действия?

Станислав Жарын: - Я имею в виду информационные действия, связанные с исторической политикой, то есть с тем, что в отношениях Польши и Германии остаётся сложной темой. Уже много лет Германия старается лишить национальной принадлежности преступления времён Второй мировой войны. Мы видим хорошо спланированные и систематично проводимые операции, цель которых – внушить убеждённость, что это не немцы, а какие-то лишённые национальности «нацисты» начали войну, напали на Польшу, убивали поляков, совершили Холокост. Увы, именно таким языком  всё чаще говорится о преступлениях Второй мировой войны. Анализ нарративов немецкой стороны выявляет системный подход к рассказу об истории, что должно снять  с современного немецкого государства вину за то, что творилось во времена Второй мировой войны. Так что, если мы говорим о вредных для интересов Речи Посполитой информационных действиях со стороны Германии – на которые я хотел бы обратить внимание – то это именно темы исторической политики.

Сильвия Глива: - В последнее время мы стали свидетелями множества событий, которые послужили  топливом для дезинформационных  нарративов:  коронавирус, технология нового поколения (5G),  протесты в Белоруссии, вызывающий много эмоций канал через Вислинскую косу, присутствие американских войск в Польше. Можем ли мы определить стратегические цели действий, направленных против Варшавы? Чего намерен добиться противник, который вбрасывает эти нарративы?

Станислав Жарын: - Переходя к вопросу о стратегических целях Кремля, мы можем указать на две ключевых области – действия России, направленные на ослабление НАТО, а также расширение возможностей реализации собственных интересов в Европе. Москва старается выставить НАТО на посмешище, показать  его неэффективность, ослабить доверие к нему, а также вытеснить интересы американской стороны из Центрально-Восточной  и Северной Европы. Стратегическая цель России – это ослабление возможности действовать государств Запада в нашем регионе, чтобы  понизить уровень  боеспособности на восточном фланге НАТО, а также для того, чтобы расширить своё  поле деятельности.  Один из элементов действий России – это постоянное опорочивание  и выставление на посмешище государств восточного фланга НАТО -   для того, чтобы они не пользовались авторитетом на форуме ЕС и НАТО.

Две стратегических цели России в Центральной Европе дополняют друг друга – речь идёт о том, чтобы парализовать НАТО и вытеснить американцев из этой части Европы, а с другой стороны, расширить собственные возможности воздействия – через энергетику, политику, вплоть до воздействия  stricte военного – затем, чтобы иметь большее влияние в нашем регионе Европы.

Сильвия Глива: - Как это выглядит на практике? Какого типа области Россия использует чаще всего?

Станислав Жарын:  - Москва использует типичным для неё образом некоторые области и темы. Союзное военное присутствие в Польше – это одна из областей, в которых Россия очень активна. Речь идёт, например, о возбуждении напряжения между поляками и американцами, расквартированными в нашей стране, для того, чтобы показывать, что силы США представляют угрозу для поляков. России очень важно избавиться от американцев в Польше. Москва активно ведёт пропагандистские действия, связанные с энергетикой Польши, торпедируя все попытки  нашей страны обрести независимость от поставок из Российской Федерации. Именно поэтому мы видим атаки на Baltic Pipe,  попытки принудить Варшаву смириться с Nord Stream 2. Кремль также ведёт постоянные действия, разжигая споры между  Польшей и нашими соседями, опорочивает Речь Посполиту на международной арене, чтобы Варшава не имела влияния на политику ЕС и НАТО по отношению к России. Это лишь несколько типичных областей деятельности Москвы.  Мы, однако, должны помнить, что у России огромный опыт ведения действий, организованных ad hoc. В последние годы мы видим очень сильное участие этого государства в ведении информационной деятельности, связанной с пандемией коронавируса. Для действий Кремля это идеальная ситуация, чтобы разжигать тревогу, распространять информационный хаос, повышать эмоциональный уровень политических споров.  Россия также использовала COVID19 для попытки выйти из международной изоляции  – она призывала отменить санкции, чтобы мир мог в согласии сотрудничать в период пандемии.

Было также замечено, что субъекты, участвующие в продвижении российской пропаганды, были очень активны весной этого года в распространении инсинуаций относительно технологий 5G.  Подсовывались абсурдные теории,  что 5G имеет своей целью распространение коронавируса. Подводя итоги, следует  подцеркнуть, что заметна некая лёгкость в действиях субъектов,  связанных с российской пропагандой, в том, как они подхватывают новые темы, которые как раз злободневны в Польше. Это указывает на определённую эластичность в подходе к информационной борьбе со стороны России. Тактика может меняться, но цели России остаются долгосрочными.

Сильвия Глива: - Дезинформационные действия, направленные против Польши, ведутся как на русском языке, так и на польском – что вполне понятно – но также и на английском. Мотивы дезинформации на территории Польши понятны, но какие цели ставят себе враждебные субъекты на международной арене?  Направлены ли эти действия только на ослабление позиции Польши в НАТО?

Станислав Жарын: - Россия занимается скоординированной информационной деятельностью против Польши, используя множество разноязычных каналов связи. Россия использует также пророссийские сообщества, которые есть в разных странах, и они в состоянии распространять пропагандистские тезисы, нацеленные против Польши. Это приводит к тому, что информационная борьба против Польши видна во многих языковых пространствах. Это имеет своё значение также и для определённых российских целей. Одним из направлений, которое мы постоянно наблюдаем, являются попытки очернения, подстрекательства и ослабления имиджа Польши на международной арене, причём среди наших партнёров как из Евросоюза, так и из НАТО.  Эти планы Кремль реализует, используя нарративы на многих языках.

Россия стремится к тому, чтобы показывать Польшу как страну, которая постоянно создаёт проблемы в Европе, как государство, которое представляет угрозу для стабильности и  функционирования ЕС и которое своей русофобской политикой может привести к огромной трагедии в международной политике.  Чтобы не быть голословным, я приведу ситуацию, имевшую место несколько месяцев тому назад, когда влиятельные российские СМИ на основании нескольких  единичных комментариев пользователей интернета под статьёй на сайте «Газеты Выборчей»  распространили инсинуации, что будто бы Польша планировала напасть на Калининградскую область. Появилось несколько публикаций на эту тему, указывающих, что Польша готовится весной аннексировать эту территорию – что должно было быть ясным указанием на то, что Польша со своей политикой и планируемой агрессией против России может привести к развязыванию масштабного  вооружённого конфликта. Это, конечно, единичный пример, но он показывает, что Россия всё время старается выставить Польшу так называемым troublemaker-ом, то есть страной, к которой союзники должны относиться с немалой дозой недоверия.

Сильвия Глива: - Как Вы оцениваете действия, предпринимаемые Евросоюзом в сфере противодействия дезинформации?

Станислав Жарын: - Несомненно, следует позитивно оценить тот факт, что проблема дезинформация  стал постоянным пунктом  на повестке дня Евросоюза. Следует отдать должное некоторым польским  евродепутатам за то, что они регулярно поднимают этот вопрос в Европейском Парламенте, одним из самых активных евродепутатов уже несколько лет является пани Анна Фотыга. Благодаря событиям общеевропейского характера российская дезинформация  в ближайшее время будет оставаться   на повестке дня европейского сообщества. Мы наблюдаем рост осознания проблемы и идентификации себя  с нею на форуме Евросоюза.  Реальным свидетельством этого осознания стало создание специальной службы , занимающейся идентификацией дезинформации. Это шаг в правильном направлении.

Однако борьба с дезинформацией – это главная задача государств-членов, это задача, которая должна решаться правительствами с точки зрения собственной идентификации проблем, используемых Россией. Наверняка иначе будет выглядеть модель российской пропаганды, используемая в странах, которые борются с сильными сепаратизмами – как, например, Испания.  Мы прекрасно видели, как выглядело российское вмешательство в этом государстве. У каждой страны своя специфика.  Хорошо, что евросоюзные структуры воспринимают тему дезинформации как важную проблему, которую следует разрешить. Однако я не ожидал бы, что Евросоюз возьмёт на себя вопрос борьбы с дезинформацией – это, скорее, задача для государств-членов.

Сильвия Глива: - Какова роль спецслужб в борьбе с дезинформацией?

Станислав Жарын: - Польские спецслужбы уже много лет занимаются идентификацией дезинформации и всё глубже исследуют эту тему. Они разведывают направления и цели российских действий, а также социальные группы, которые используются с информационной борьбе против Польши. Недавно  мы начали  просветительскую деятельность, связанную с обнародованием случаев дезинформации. Мы стараемся обеспечить лучшее понимание общественным мнением этих угроз. Роль спецслужб в этой сфере – идентификация значительно более серьёзных вопросов, связанных с дезинформацией, то есть определением тех социальных групп, которые включаются в её распространение.

Подготавливаются доклады  и пересылаются тем, кто в Польше имеет соответствующий допуск. Информация   в случае с дезинформационной деятельностью – это лишь верхний слой, который следует анализировать, чтобы он не причинил вреда обществу. Спецслужбы для того и нужны, что проверять, что кроется под этим верхним слоем, и подготавливать досье, показывающее, как всё это понимать – кто в это втянут, и что следует сделать, чтобы улучшить процесс нейтрализации угроз.

Сильвия Глива: - Можем ли мы поговорить о роли СМИ? Они являются важным носителем, когда речь идёт о пропаганде – случаются такие ситуации, когда даже уважаемые  СМИ позволяют ввести себя заблуждение и передают дальше фейковые новости. В то же время появляется всё больше  субъектов, занимающихся фактчекингом.  Видите ли Вы области, где возможно было бы сотрудничество со спецслужбами?

Станислав Жарын: - Несомненно, мы должны сказать себе, что борьба с дезинформацией, эффективная нейтрализация такого типа угроз зависит от осознания обществом того, с чем связаны такие дезинформационные операции, то есть как они выглядят, каковы их цели. Чрезвычайно важна роль СМИ в усилении общественного осознания, связанного с этими проблемами. Я благодарен за каждое действие, которое увеличивает общественное понимание того, с чем связана дезинформация, направленная во вред Польше.

В то же время мы должны сознавать, что часть сведений, связанных с дезинформацией, весьма конфиденциальны – это сведения, полученные спецслужбами при помощи только им доступных методов. И эти сведения должны быть соответствующим образом защищены. Сотрудничество между спецслужбами и СМИ в этой области должно опираться на те же принципы, что и контакты пресс-представителей спецслужб со СМИ. Поэтому в контактах со СМИ мы можем располагать только той частью фактов и наблюдений, которую  можно без вреда для работы спецслужб представить общественному мнению.

Необходимо подчеркнуть также и другую тему, демонстрирующую  сложность проблемы. Мы, спецслужбы, занимаемся только определённым участком действий информационного характера, которые можно назвать целенаправленным введением в заблуждение. Что это значит? При столь масштабном развитии СМИ, в том числе социальных сетей, необходимость в фактчекинге гораздо шире, чем просто нейтрализация государственной дезинформации.

Мы наблюдаем лавину так называемых фейковых новостей и разного рода публикаций, которые иногда по причинам  банальным либо не связанным с вмешательством иностранных субъектов  имеют своей целью ввести в заблуждение. И тут мы должны отделить ту часть, в которой видна какая-либо роль спецслужб,  от той, которая просто должна стать предметом дискуссии о  действительности и этике  СМИ в современной мире. Роль спецслужб состоит в идентификации информационных действий, представляющих опасность для государственных интересов. Похоже, это большая часть просветительской и фактчекинговой деятельности, которая может стать важной задачей для самих СМИ, чтобы верифицировать информацию, появляющуюся в общественном пространстве, но, принимая во внимание, что  эта информация не связана с областью деятельности спецслужб, то эти действия должны оставаться  вне их компетенции.

Ursa

Перевод Ursa  
Tags: ЕС, НАТО, Польша, Россия, биологическое оружие, информвойна, конфликт, спецслужбы, цирковое училище
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo diana_mihailova март 13, 2018 23:11 645
Buy for 250 tokens
https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=957736 Отметка MAS17 - рейс МН17, отметка RSD316 - Ил-96-300 авиакомпании «Россия » Малазийский Boeing 777 рейса МН17 из Амстердам - Куала-Лумпур должен был столкнуться в небе над Польшей с российским…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

Recent Posts from This Journal