Диана Михайлова (diana_mihailova) wrote,
Диана Михайлова
diana_mihailova

Categories:

​​«Русское население встретило меня яйцами и маслом»




Среди немецких военных мемуаров, много внимания уделяется генералам, первым людям Рейха и старшим офицерам. В этой статье я немного отойду от этих стандартов, и расскажу о беседе с простым немецким солдатом, который видел Восточный Фронт своими глазами, и может рассказать обо всём без прикрас.


Йозеф Виммер (Josef Wimmer, перевод статьи А. Пупынина ) родился в Австрии, прямо в момент окончания Первой Мировой Войны, после которой, историки и политики того времени, пророчили вечный мир. Но их прогнозы не сбылись, и в 1939 году, Джосеф уже маршировал в рядах Вермахта. Обучение он прошел в Линце, а службу нёс в составе 45-й дивизии. Своё первое боевое крещение, немецкий ветеран получил во Франции. С этого момента мы и начнём повествование.


Насколько было тяжело воевать во Франции?


« Да, когда нас впервые ввели в дело — бои были относительно тяжёлые. Когда состоялась первая переправа через реку — это тоже было весьма затруднительно, непривычно и нелегко. Был и сильный артиллерийский обстрел, били и из стрелкового оружия… »


На Первом этапе Французской кампании, пехотные дивизии, обычно двигались за танковыми дивизиями, которые расчищали им путь. Если говорить именно про 45-ю пехотную дивизию Вермахта, в которой служил Йозеф, то он полностью прочувствовала этот блицкриг.


Дивизия прошла через Люксембург и Бельгию, а когда Йозеф писал о сложной переправе, то скорее всего он имел ввиду форсирование реки Эна. Там немцы понесли действительно большие потери. Но в целом, Французская военная кампания, как и весь европейский блицкриг, прошла довольно бескровно для германских войск, сравнить её с Восточным Фронтом- бессмысленно.


Как Вы узнали о войне с Советским Союзом? Понимали ли Вы планы командования?


« Мы этого не поняли. За день до того мы были в лесу под Белостоком, на границе. Я был связным у командира роты — и он мне сказал, что вот-вот будет война с Россией. А я ему ответил, что надо надеяться, чтобы у нас вышло не так, как у Наполеона. Мы помолчали, и тогда он мне объяснил, что мы уже находимся на той самой позиции, с которой будем наступать. »


На самом деле подготовка к войне с Советским Союзом проходила в строжайшей секретности (что впрочем не помешало советской разведке периодически докладывать об этом Сталину). Основная причина такой стратегии была в том, что единственные шанс победить Советский Союз был в тактике блицкрига. Резким ударом уничтожить или сковать передовые части и зайти в тылы. В Европе это отлично работало, но в Советском Союзе нет.


Причин этому много: тут и огромные территории, и мощнейшая советская промышленность, которую Сталин подготовил ещё до войны, и "любимая" немцами зима, и упорство бойцов РККА.


Чем Вам запомнились первые часы войны с Советским Союзом?


«Последние минуты»? «Переход»? Да это уже поздний вечер был, а в 03:50 уже началось, так что много времени на переживания у нас не было...


Когда мы были во Франции, в Бретани — была ночная бомбёжка, которой был разрушен вокзал. Мы его расчищали, и там я нашёл вот этот крест. И он мне сказал: «Сохрани меня — и я тебя защищу». Этот крест был со мной всю войну в России. 22-го июня я его из сухарной сумки вытащил — и помолился. »


У меня есть мнения, что есть ещё одна причина, о которой забывают историки, когда говорят о скрытности плана Барбаросса. Если бы Гитлер озвучил свои намерения, за несколько месяцев до войны, в войсках скорее всего были бы негативные настроения.


Во-первых многие офицеры, да и простые солдаты понимали масштабы Советского Союза, и скорее всего могли бы догадаться, что это будет "другая война", не такая как в Европе. А во-вторых, Германия уже наступала "на грабли" войны на два фронта, что закончилось капитуляцией, в 1918 году.


Вы были участником Битвы за Брестскую Крепость. Что Вы можете сказать об этом эпизоде?


« В 6 утра мы — наш батальон — переправились через Буг на резиновых лодках. Что касается предварительной подготовки к этому — то у нас всего один раз случилась тренировка где-то под Варшавой: на местности, напоминавшей Брест, мы форсировали речку. Это всё.


Затем возник бой, но потерь у нас не было. Видимо, дело было в том, что мы наступали с другой стороны Бреста: не со стороны крепости. Мы вышли к высоте 140, взяли её и прикрывали. А стреляли — там, дальше. Так что для меня Брест не был самым тяжёлым сражением. Ворово – там было тяжко. И на Березине — быстрый плен. И ещё Перечица. И Ягодин… »


Для людей, выросших в СССР, сражение в Брестской Крепости известно от и до. Однако в наше школьное время, этому уделялось не так много времени, хотя эта битва действительно уникальна. Даже немцы признали стойкость русских солдат, которые до последнего защищали крепость.


Помимо 45-й дивизии, в которой служил Йозеф, крепость штурмовала 2-я армейская группа, при полной поддержки танков, артиллерии и авиации. Обороняло крепость всего 9 тысяч человек. В результате штурма, немцы потеряли около 1200 человек, в том числе и 87 офицеров, но самой главное, что защитники крепости сумели "затормозить" блицкриг более чем на неделю.



Вы можете вспомнить первого русского солдата, которого увидели? Живого или мёртвого. Какое было впечатление?


« Живого. Пленный под Брестом. Ну, мы были солдаты — и завидовали ему: что для него война, слава богу, уже закончилась. Это только потом мы узнали, что были тысячи и тысячи пленных, которых мы ничем и никак не могли обеспечивать »
Такое количество пленных было связано с неожиданным ударом Вермахта и ошибками руководителей Красной Армии достаточно крупные соединения Красной Армии, были окружены. Но с каждым месяцем войны, пленных становилось всё меньше, советские генералы тоже учились воевать, да и солдаты набирались опыта.


Расскажите про бои в Березани и Ягодине


« Там действовало 4 или 5 русских бронепоездов, офицеры, женский батальон… Там была дорога, потом лес и пшеничные поля, а через них — железная дорога на Ягодин. Мы её и прикрывали. А там шло на прорыв 100-200 тысяч русских. Я это узнал, потому что был связным.


На нас двигалось невероятно много русских, мы не могли столько стрелять. Когда они атаковали и их пехота стала по нам лупить — мой друг просто залез в копну и пропустил их мимо себя. Потому что ему бы на всех патронов не хватило: русских было слишком чересчур.


Мы отступили в лес — и в нём начали переговоры с русским комиссаром. Вроде бы они хотели сдаться, но, кажется, произошло недоразумение с переводчиком. Мы думали, что они хотели сдаться — а они думали, что это мы сдаёмся. Это было как раз с нашим батальоном. Мы там, в лесу, многих потеряли: Ягодин обошёлся нам в 300-400 человек.
Результат был такой: уже темнело, мы были в лесу, а русские обошли его по окраине с другой стороны. И когда мы оттуда вышли — то оказались на открытом месте, где потеряли ещё больше народу…


У нас в роте одного ранило на том поле. За ним послали санитара (а санитарами у нас обычно были священники) — его убили. Потом отправили ещё троих — и их тоже убили. Тогда оберфельдфебель сказал, что мы все тупицы — и сам туда пошёл. И его тоже застрелили: уже на обратном пути. Всех — в голову. Снайпер. Хорошо, что меня не послали. Нами тогда командовал оберлейтенант Миске, берлинец. »


На самом деле все эти рассказы, про тысячи русских в начале войны не совсем объективны. Да, тысячи советских солдат действительно были. Но они были плохо вооружены, боеприпасов катастрофически не хватало, снабжение так же было полностью нарушено, поддержки с воздуха не было. Все попытки прорваться были без хорошей координации. Поэтому боеспособность советских частей в начале войны конечно завышена.


Советские солдаты сдавались в плен большими группами? Много пленных было?


« Иногда да: в «котле» под Киевом, в том же Бресте — целые роты сдавались, но я сам этого не видел. Это Вам надо у танковых командиров, в танковых дивизиях спрашивать: у них было больше всего пленных. Мы — пехота, мы последними приходили. »


Йозеф не спроста упомянул танковые дивизии. Дело в том, что именно они занимались окружением вражеских частей. Танки, пробивали линию фронта в двух местах, и двигались навстречу друг другу, образовывая подобие круга. Моторизированная пехота, двигалась за ними, чтобы окруженные части не соединились с основными силами. То есть, немецкие танки, подобно лезвию, прорубали ряды, а пехота лишь довершала окружение и удерживала фронт.




А как Вас встречало местное население?


« Лично у меня не было никаких проблем с гражданским населением. Я, например, когда мы наступали, прошёл один несколько сёл: получил приказ от командира догнать наш обоз — кухню — в каком-то населённом пункте. На Украине это было. Я искал этот обоз — и мне сказали, что он в таком-то месте. И, когда я пришёл в это село, русское население встретило меня яйцами и маслом. И я должен был выпить сырое яйцо. Потом подъехал какой-то немецкий майор — и закричал на меня: типа что я здесь делаю и почему один в деревне? Я ответил, что у меня приказ: найти обоз… Потом оказалось, что это село ещё не занято немцами. В общем, мне повезло, что ничего не случилось. »



Русское население боялось немцев?


« Как везде. Были многие, которые были за коммунистов — были и те, которые за нас. Но в целом у меня с местными никогда никаких проблем не было. Был обмен: продукты, табак… а потом меня перевели в штаб батальона (он всегда располагался в 800-1000 метров от линии фронта), и вот там уже вообще всегда существовали отношения с гражданским населением. К примеру, в Сталино мы стояли аж в 10-ти километрах от линии фронта — и очень тесно общались с местными жителями. Никаких неприятностей не было.


По отношению к населению, например — как-то мы жили в одном доме с русской семьёй, 3 километра от линии фронта. С ними тоже всё было прекрасно. У нас была мука, мы её им давали — и они пекли для нас хлеб. И ещё там была учительница из Москвы. Когда она увидела у нас отличную аэрофотографию своего города — множество домов, улиц и так далее — то сказала, что это пропаганда, что этого не может быть. »


Стоит сказать, что больше всего боялись не немцев. Свидетели тех событий часто говорили о том, что румыны, украинцы и венгры были гораздо более жестокими чем немецкие солдаты. После провала блицкрига, немцы испытывали нехватку кадров, поэтому немецкие части они старались использовать на фронте.


Охрану тыла они доверяли своим союзникам, которые были менее боеспособны. Отсюда и румыны с венграми в русских деревнях. Но такая тактика очень сильно подвела немцев в Сталинграде. Именно румынские войска не удержали фланги, и 6-я армия попала в окружение.


В России тогда жизнь простых людей была и так тяжёлая. Зачем Вы пришли разорять бедняков?


« Я об этом не думал. Да, мы видели бедных людей, но об этом не думали. »


В заключение хочу сказать, что Йозеф был простым солдатом, но несмотря на это, он довольно грамотно описывает события тех дней. Многие немцы прекрасно осознавали, чем может окончится война с Советским Союзом, но "розовые очки" после европейских блицкригов держались ещё очень хорошо, и слетели когда было уже слишком поздно...


Tags: Великая Отечественная Война, Вторая мировая война, Германия, СССР, Франция, история, потери
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo diana_mihailova март 13, 2018 23:11 645
Buy for 250 tokens
https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=957736 Отметка MAS17 - рейс МН17, отметка RSD316 - Ил-96-300 авиакомпании «Россия » Малазийский Boeing 777 рейса МН17 из Амстердам - Куала-Лумпур должен был столкнуться в небе над Польшей с российским…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments