Диана Михайлова (diana_mihailova) wrote,
Диана Михайлова
diana_mihailova

Categories:

Призрак из мурманского прошлого наконец-то освободился от советского ядерного наследия

27 лет международного сотрудничества подошли к успешному завершению — на севере России из печально известного судна-хранилища ядерных отходов «Лепсе» извлечена последняя партия дефектных отработавших топливных сборок.

На «Лепсе» хранились ядерные отходы. Фото: Томас Нильсен

«Международное сотрудничество — это был очень важный фактор в то время, потому что подобного просто не было», — говорит эксперт в области ядерной энергетики Андрей Золотков из экологической организации «Беллона-Мурманск».

В 1994 году Золотков работал инженером по радиационной безопасности на «Атомфлоте», подразделении Мурманского морского пароходства, в ведении которого тогда находилася российский атомный ледокольный флот.

На «Атомфлота» на окраине Мурманска также базировалось несколько судов, на которых хранилось отработавшее ядерное топливо и радиоактивные отходы. «Лепсе» было одним из них.

Золотков вспоминает, что предлагалось несколько вариантов решения проблемы «Лепсе».

«Была даже идея захоронить судно полностью в одной из бухт Новой Земли, но не в воде, а на суше», — рассказал он в интервью Barents Observer.

Учитывая, что активность хранящихся на судне ядерных отходов оценивалась в 28 000 терабеккерель (750 000 кюри), что составляет почти половину общего выброса цезия-137 в результате чернобыльской аварии 1986 года, заразившего половину Северной Европы, «Лепсе» было бомбой замедленного действия  и угрозой для жителей Мурманска и окружающей его природы.

Источником радиоактивности были 620 отработавших тепловыделяющих сборок (ОТВС) первого советского атомного ледокола «Ленин». Часть из них была повреждена и после размещения в хранилищах «Лепсе» была залита цементом. Извлечение топлива из корпуса судна считалось крайне сложной и опасной задачей.

Однако все изменилось после мероприятия, организованного «Беллоной» на «Атомфлоте» в 1994 году.

Тогда комиссар Европейского союза по окружающей среде Иганнис Пелеокрасас во время своего первого визита в Россию прилетел в Мурманск и с несколькими норвежскими политиками поднялся на борт «Лепсе», где своими глазами увидел, как бешено крутится счетчик Гейгера «Беллоны»

Вскоре после семинара ЕС выделил первые деньги на решение проблемы советских ядерных отходов. Финансирование было направлено на поиск решения по безопасной утилизации «Лепсе».

Фредерик Хауге из экологической организации «Беллона» на борту «Лепсе» показывает комиссару Евросоюза Иганнису Пелеокрасасу и члену норвежского парламента Каси Куллман Фиве невероятные показания счетчика Гейгера. 1994 год. Фото: Томас Нильсен

Однако от первой инициативы по ликвидации того, что жители Мурманска назвали «плавучим Чернобылем», до окончательного извлечения из корпуса дефектных тепловыделяющих элементов прошло 27 лет.

В ожидании разработки соответствующей технологии «Лепсе» стоял в закрытой части «Атомфлота» за знаками радиационной опасности. В 2000-х годах судно, построенное в 1936 году в качестве сухогруза, настолько растеряло свои мореходные качества, что его решили поставить в плавучий док, чтобы оно не затонуло.

В 2012 году его отбуксировали на судоремонтный завод «Нерпа» к северу от Мурманска, где через несколько лет начались работы по его утилизации. И Норвегия, и Европейский союз сначала выделили средства на проведение оценки рисков и подготовительные работы. 

Затем Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) профинансировал первый этап извлечения ОТВС, начавшийся в 2019 году, о чем Barents Observer сообщал ранее.

Как сообщает портал «Беллоны», извлечение последних 19 дефектных ОТВС в специально разработанные для этого контейнеры осуществлялось за российские деньги. С СРЗ «Нерпа» контейнеры с отработавшим ядерным топливом были доставлены на мурманский «Атомфлот», а оттуда по железной дороге отправились на «Маяк» — российское предприятие ядерного цикла на Южном Урале.

Судно для ядерных отходов «Лепсе» в плавучем доке на «Атомфлоте» в 2012 году. Фото: Томас Нильсен

По словам Андрея Золоткова, проект «Лепсе» открыл дверь международному сотрудничеству в области ядерной безопасности.

«Оно сыграло не последнюю роль в дальнейшем, например, в принятии Глобального партнерства», — сказал Золотков.

Глобальное партнерство против распространения оружия и материалов массового уничтожения — это международная инициатива под руководством «Большой семерки» с участием 31 государства, направленная на предотвращение попадания ядерных материалов в чужие руки.

В рамках программы миллиарды долларов были направлены на обеспечение ядерной безопасности в России, в том числе на утилизацию подводных лодок Северного флота времен холодной войны и строительство гигантского хранилища радиоактивных отходов в губе Сайда на Кольском полуострове.

По словам руководителя проектов международной технической помощи госкорпорации «Росатом» Анатолия Григорьева, для работы с отработавшим ядерным топливом на «Лепсе» потребовались уникальные технологии.

«Можно с уверенностью сказать, что была успешно проведена колоссальная работа, работа мирового значения, которая показывает успех возможностей как Российской Федерации, так и международного сотрудничества», — сказал Григорьев. 

«В результате решена многолетняя проблема, которая проявилась в 80-х годах прошлого века. Мы долго шли к ее решению, но теперь весь мир может спокойно выдохнуть — эта проблема решена», — заявил он.

Thomas Nilsen

Tags: СССР, информвойна, история, кораблестроение, спецоперации, утилизация, ядерное оружие
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo diana_mihailova март 13, 2018 23:11 645
Buy for 250 tokens
https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=957736 Отметка MAS17 - рейс МН17, отметка RSD316 - Ил-96-300 авиакомпании «Россия » Малазийский Boeing 777 рейса МН17 из Амстердам - Куала-Лумпур должен был столкнуться в небе над Польшей с российским…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments