Диана Михайлова (diana_mihailova) wrote,
Диана Михайлова
diana_mihailova

Categories:

Воспоминания участника штурма Берлина

"Детство у меня было, наверное, как и у всякого обычного мальчишки в то время. Отца арестовали по доносу, во время репрессий 1937 года. После этого я жил с бабушкой в домике по улице Кольцовской, пока нашу хатенку не разбомбили во время одного из авианалетов.

А я, если честно, к тому времени уже настолько к ним привык, что знал, как себя надо вести, когда немцы сбрасывали свои бомбы. Если самолет находился почти над тобой, правильней всего было бежать ему навстречу…

- Вы тогда совсем один остались?

- Да. Скитаться по разрушенному городу не было смысла. Прибился я сначала к морякам, они меня приютили. Уже позже хлебнул фронтовой каши с артиллеристами, танкистами. Рота, с которой дошел до самого Берлина, состояла из штрафников. Но они как раз и заботились обо мне больше всего. Не раз приходилось слышать, как солдаты говорили друг другу: «Берегите пацана».

- Сколько вам тогда было?

- Двенадцать лет. Когда шел с другими частями, одевался в то, что имелось в наличии. А в штрафном батальоне мне и форму специально сшили, под мой размерчик. Штрафники отдавали мне самую вкусную еду. Заботились, как о сыне. У них ведь тоже, наверное, были дети. Очень хочется найти сейчас моего друга - Юрку Ветрова, такого же сына полка, как и я. Но уже столько лет прошло…

- Помните свой первый бой?

- Такое не забывается. Форсировали мы Днепр и едва переправились на противоположную сторону, как немцы встретили нас шквальным огнем. Получил тогда пулевое ранение. Оно было легким, пережил бы, не умер, но меня все-таки отправили в медсанбат. Провалялся там три дня – больше не смог. Сбежал. Моя часть к этому времени уже далеко вперед ушла, поэтому я примкнул к другой. До сих пор чувствую отвратительный запах человеческого мяса, который мы ощущали, проходя мимо двух концлагерей – Треблинки и Освенцима. В них такого насмотрелись, что не дай Бог никому.

- У вас был на войне свой ангел-хранитель, Павел Николаевич?

- Таковым я считаю гвардии старшего сержанта Зою Ермолову. Под Берлином меня ранило. Рядом разорвался артиллерийский снаряд. Все лицо у меня кровью залило. Упал я на землю и лежал, присыпанный ею, пока Зоя меня не обнаружила. Спасла, считай, от смерти. Промыла раны, сделала перевязку. Но в медсанбат я не захотел ложиться.

- Какой перед вами предстала немецкая столица?

- За Берлин развернулись очень тяжелые сражения. Но почему-то больше всего меня поразила обстановка в Бреслау. Город был практически стерт с лица земли. На подступах же к столице Германии у нас произошли самые трудные бои.

Был отдан приказ как можно глубже продвинуться на Запад. Мы и продвигались, пока не напоролись на берлинскую группировку противника численностью около шестидесяти тысяч человек.

Помню, наша рота шла всю ночь, а к утру наткнулась на немецкие части. Держали оборону вдоль шоссе, пока у нас боеприпасы не закончились.

Мы отступили в ближайший лес, где обнаружили подбитую русскую технику. Гранат и другого «тяжелого» вооружения в машинах уже не было, а вот запас патронов пополнили.

Но все равно силы были неравны. Мы фактически в окружении оказались. Больше половины нашего батальона тогда погибло…"


Tags: Великая Отечественная Война, Германия, СССР, история, нацизм, потери, фашизм
Subscribe

promo diana_mihailova march 13, 2018 23:11 660
Buy for 250 tokens
https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=957736 Отметка MAS17 - рейс МН17, отметка RSD316 - Ил-96-300 авиакомпании «Россия » Малазийский Boeing 777 рейса МН17 из Амстердам - Куала-Лумпур должен был столкнуться в небе над Польшей с российским…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments